Максим Пурин: «Хочется заниматься только волейболом, отдавать все силы, все мысли»

Пурин

По прямому проводу из Краснодара с Охтинским пресс-центром связался доигровщик волейбольного клуба «Динамо-ЛО» Максим Пурин, чтобы рассказать о жизни на карантине, желании стать лучше всех в волейболе, смене профессии и привязанности к своей команде.

Пурин— Максим, как Вы живёте во время карантина?

— К счастью, почти ничего не поменялось, за исключением того, что мы с женой не выходим в ресторан или в кафе. Сидим дома, смотрим фильмы, делаем зарядку, чтобы мышцы от дивана не атрофировались (улыбается).

Последний фильм, который мы посмотрели, — «Заражение» — его сейчас все советуют. Читаю лёгкие детективы, чтобы отвлечься. Последнее, что прочитал, — какая-то кобра (улыбается).

Поскольку чемпионат закончился, в интенсивных тренировках нет необходимости. Поэтому просто поддерживаю форму: растяжка, пресс, спина, отжимание. Специального оборудования у меня нет, поэтому делаю простые упражнения. Пресс — со своим весом, без нагрузки. Иногда статично стою у стены. Может быть, знаете упражнение «стульчик»?

— На Ваш взгляд, как сильно повлияет карантин на начало следующего сезона?

— Думаю, что старт сезона будет отложен. Например, мы начнём не в октябре, как обычно, а в ноябре. Конечно, хочется, чтобы всё было вовремя. Чтобы вся эта история быстрее закончилась, и мы знали бы, что будет дальше. Например, у меня пока не ясно, что будет с контрактом: продлят его или нет. Пока тишина, и я нахожусь в неведении относительно своей судьбы.

— Как Вы отнеслись к решению Федерации остановить чемпионат и распределить места по местам, полученным в «регулярке»?

— Спокойно. Это нормальное решение. Хотелось, правда, чтобы оно было принято чуть раньше. И чтобы мы не летали напрасно на вторую игру в Кемерово. Мы прилетели, потренировались там, потом пришли судьи и сказали, что матча не будет. Мы развернулись и полетели обратно. Хорошо, что удалось обменять билеты, в итоге мы улетели обратно той же ночью, а не сидели в Кемерово ещё сутки. Можно сказать, что нам повезло. Потому что ребята из Красноярска летали в Новый Уренгой и сидели там двое суток, чтобы вернуться. Тоже не играли.

— В своих интервью Вы иногда рассказываете о том, как в детстве ездили из станицы в спортивную школу, расположенную в 20 километрах от дома. Давайте попробуем по крупицам восстановить Вашу биографию? И начнём вот с чего: что такое станица?

— (смеётся) Станица — это как в центральной части России деревня. Населённый пункт, только очень маленький. А на Кубани он называется так. Это деревушка, деревня.

Пурин— Какие цели Вы ставили перед собой в юности?

— Я хотел быть лучше всех. Чтобы у меня лучше всех в секции получались элементы, которые мы изучали: приём, подача, передача.

Изначально я начал заниматься волейболом дома с папой, когда был ещё в первом классе. А в третьем мы поехали в спортивную школу, чтобы попробоваться. Тренер посмотрел и сказал: «Его точно надо возить!» С тех пор три раза в неделю мы стали ездить.

— Вы с самого начала хотели оказаться в профессиональном спорте, в Суперлиге? Почему не остановились на любительском уровне? Вы ведь играли в студенческой команде?

— В пятом классе я решил, что буду поступать в институт физкультуры и шёл к этому. Все мои тренировки, спортшкола были для того, чтобы поступить в институт. У нас проходили чемпионаты Краснодарского края, мы выигрывали Первенство Южного федерального округа по своему году. Когда я был в десятом или в одиннадцатом классе, меня заметили представители команды «ГУВД-Динамо». Меня и Сашу Гуцалюка пригласили на просмотр в команду мастеров. Это была моя изначальная цель. Потом, когда я попал в команду Первой лиги, то стал задумываться о том, чтобы заниматься волейболом совсем профессионально. Но я не мечтал об этом с детства.

— И всё-таки, почему Вы решили целиком посвятить себя спорту высоких достижений?

— Потому что мне это очень нравилось. Когда я поступил в институт физкультуры и проучился там два года, параллельно играл в «ГУВД-Динамо». Всё нормально получалось, но потом команда переехала в Анапу. Тренеры предложили мне ехать с ними и выступать в Высшей лиге А, но с условием, чтобы я был либеро. Мне это не понравилось, потому что всегда хотелось нападать.

Я отказался и заново поступил в Кубанский государственный аграрный университет на специальность «промышленное и гражданское строительство». В этом вузе мне приходилось меньше времени уделять спорту, потому что надо было хорошо учиться, ходить на пары, всё посещать. В этот период я больше играл в любительский волейбол. На четвёртом и пятом курсах играл за Майкопский филиал МГТУ (Высшая лига Б). Тогда мы вышли в финал шести, где меня заметили представители команды из Красногорска. Уговорили приехать к ним, но сначала я доучился.

После окончания учёбы встал выбор: идти работать по специальности или попробовать поиграть в волейбол профессионально. Выбор пал на волейбол, я уехал из Краснодара в Красногорск. Там поиграл один год, мы вышли в Высшую лигу А. Оттуда я попал в Грозный, а это уже Суперлига. После Грозного попал в «Динамо — Ленинградская область» и уже шесть лет играю здесь.

Пурин— Зачем Вам строительное образование?

— В моей жизни оказался один человек, директор строительной фирмы. Он предложил помощь в поступлении на строительный факультет. Когда я отказался ехать вместе с «Динамо» в Анапу, то подумал, что строитель — прибыльная профессия. Я подумал, что тренировать смогу и так, поскольку всю жизнь занимаюсь волейболом. Думал долго, стоит ли бросать один вуз и заново поступать в другой. Но в итоге выбрал Аграрный университет и не жалею об этом.

— Не жалеете до сих пор?

— Да, конечно, до сих пор!

— Вы хотите когда-нибудь всерьёз работать в строительной сфере?

— Сейчас мне сложно ответить, я уже много лет не в теме. Но, если придётся, вспомню все лекции, конспекты, тогда и смогу. Я же не могу загадывать, как сложится жизнь дальше.

— Конечно, всегда есть какие-то обстоятельства…

— Да! Мало ли что может произойти с волейболом!

— Но кроме обстоятельств есть ещё и Ваши внутренние устремления. Лично Вы чем хотели бы заниматься дальше?

— После волейбола? Пока ещё не думал об этом. Мне ещё очень хочется поиграть. Всё время откладываю эти мысли. Хочется заниматься только волейболом и полностью на нём сосредоточиться. Отдавать все силы, все мысли…

В идеале хотелось бы создать свой бизнес. Что-нибудь такое, чтобы работать не на кого-то, а на себя.

— Но не строительный?

— Скорее, нет. Честно, я пока не думал об этом. Многое будет зависеть от суммы накоплений. Посмотрим, сколько сможем заработать и от этого будем отталкиваться в том, какой бизнес с женой открывать.

— Хорошо, тогда к спорту и перейдём. Почему в прошедшем сезоне Вы так редко появлялись на площадке?

— Если честно, не знаю. Видимо, тренеры не доверяют.

— Когда Вы сидите на замене, то в это время наверняка анализируете ситуацию на площадке? Не думаете о карьере тренера-аналитика?

— Нет. Точно знаю, что не хотел бы.

Пурин— Вы сразу стали доигровщиком или пробовали себя в других амплуа?

— Когда я был совсем маленьким, то пытался пасовать. Но это мне не нравилось — хотелось нападать, прыгать, забивать. Ещё в Первой лиге я был диагональным. Но это всегда случалось в результате какого-то форс-мажора: например, кто-нибудь получал травму, и приходилось выходить на замену на его позицию. Также было и в «Динамо-ЛО» — и в прошлом, и в этом сезоне. А так — да, доигровщик.

— В интервью пресс-службе клуба Вы говорили, что, возможно, будете рассматривать для себя позицию либеро, чтобы продолжать карьеру игрока. А почему?

— Мне нравится волейбол. Если я буду полезен в этом амплуа и у меня будет получаться, то — почему нет? Всё-таки у либеро не так много физической нагрузки, например, нет такого количества прыжков. Поэтому можно подольше поиграть и меньше себе навредить.

— Почему Вам раньше предлагали перейти в это амплуа, как Вы сказали?

— Наверное, потому что у меня небольшой рост. По волейбольным меркам, можно сказать, маленький. Наверное, во мне не видели серьёзных перспектив. Считаю, что для либеро у меня идеальное тело.

— Вы уже шесть лет в «Динамо-ЛО». Чем вызвано такое Ваше постоянство?

— Когда я только начинал, то не понимал частых переходов других игроков. Мне хотелось всегда быть в одной команде. К тому же, «Динамо-ЛО» позиционирует себя как семья, часто об этом говорится. И мне это нравится.

— И добровольно Вы не ушли бы?

— Нет, были определённые моменты, когда я мог покинуть клуб. В позапрошлом сезоне была сложная финансовая ситуация. Тогда я рассматривал варианты с уходом. Но потом, к счастью, всё разрешилось.

Пурин— Удалось ли Вам побывать в новом зале в Сосновом Бору? Видели ли его? Может быть, уже тренировались?

— К сожалению, пока только на фотографиях. Говорят, что он построен по кемеровскому проекту, а значит, это должен быть очень уютный зал. Особенно если его будут наполнять болельщики и поддерживать команду.

Из-за коронавируса нам пока не говорили ничего конкретного. Но думаю, что теперь будем играть уже в Сосновом Бору.

— Последний вопрос: Ваше идеальное представление о двух-трёх ближайших годах?

— В ближайшие два-три года я игрок волейбольного клуба Суперлиги, который к тому же играет в Еврокубках. И чтобы я почаще выходил на поле. Да, вот так: игрок основного состава команды, которая участвует в Еврокубках.

Интервью: Алёна Фоминых, Евгений Веснин
Фото: пресс-служба ВК «Динамо-ЛО»

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Максим Пурин: «Хочется заниматься только волейболом, отдавать все силы, все мысли»"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.