Лев Бердичевский: «Хоккей — это во всех смыслах весело»

Бердичевский

Главный тренер СКА-1946 Лев Сергеевич Бердичевский ещё перед стартом игр плей-офф рассказал Охтинскому пресс-центру о посещении Хоккейного форума, вертикали СКА, и игровой и тренерской карьере, соперниках в плей-офф и многое другое.

Бердичевский— Ещё в Межнациональной лиге Вы начали играть за московские клубы, провели в них несколько лет и успели сыграть в «Спартаке», «Динамо» и «Крыльях Советов». Если сравнивать две столицы России с одними из самых сильных хоккейных систем Европы, различается ли хоккей в Москве и Петербурге?

— Отличия сразу назвать тяжело, хотя я работал в школе «Динамо». Могу сказать, что в комплексе Питер сейчас обходит Москву. Такие же условия, насколько я знаю, сейчас создали только в «Авангарде» и «Локомотиве», пытаются — в Казани. Что сюда входит? Это, конечно же, и селекция, и обучение, прежде всего, тренеров, которые работают с детьми. Плюс — создана инфраструктура: универсальные залы, залы акробатики, бокса — это влияет на развитие навыков, особенно в детском возрасте. Чем более разносторонними будут тренировки у детей, тем больше шансов, что с годами мы получим хорошо подготовленного перспективного игрока.

Селекция всегда существовала: в ЦСКА, «Локомотиве», сейчас и в Уфе — там академия есть. В этом плане все клубы похожи. А что внутри — это надо работать там, чтобы знать, что от чего отличается. Я ни у кого не видел ещё того, что есть в Питере. На мог взгляд, что-то подобное есть в «Локомотиве».

Взять в пример молодёжную «тройку», которая играет в СКА. Они ещё в прошлом году были в Молодёжной лиге, а сейчас ребята достигли прогресса: уже уверенно играют, закрепились в первой команде и хорошо показали себя в составе молодёжной сборной России. Мне нравится, что здесь созданы такие условия для питерских мальчишек, можно только приветствовать это. Чем больше будет таких центров у нас в России, тем, наверное, больше игроков будем получать на выходе к юниорскому и молодёжному чемпионатам мира, тем заметнее будет работа детских тренеров и, соответственно, тренеров, которые работают с молодёжью на выходе во взрослый хоккей. И тем больше мы будем получать игроков, перешедших из детского в молодёжный хоккей, из молодёжи — в ВХЛ и КХЛ.

Здесь, в Питере, создана хорошая вертикаль: две молодёжные команды, команда высшей лиги, первая команда. Ребята видят, что парень, который вчера с ними был в одной раздевалке, сейчас играет в ВХЛ и пробует свои силы в первой команде. Это наглядный пример, лучшее доказательство того, что система работает. Надо отметить Романа Борисовича Ротенберга, потому что здесь есть и шведы, и канадцы, которые делятся с тренерами других команд. У нас есть возможность смотреть на тренировочный процесс первой команды. Поэтому было бы желание, а информацию можно получать и наглядную, и визуальную, и в разговорах. Благо, что я говорю по-английски и мне удобно общаться с иностранными сотрудниками клуба СКА, чем я с удовольствием и пользуюсь (улыбается).

— В конце 90-х Вы входили в список самых недисциплинированных игроков российского хоккея. С какими эмоциями вспоминаете те лихие времена?

— Ребята мне как-то об этом напомнили: «Видели, как Вы дрались, Лев Сергеевич». Мне нравился такой стиль, я съездил в Америку на короткий промежуток времени — два сезона провёл в североамериканских лигах. Там это приветствуется, и всё это было как-то необычно, можно было выплёскивать свои эмоции, при этом тебя не удаляли до конца. Что касается статистики, штрафного времени, то это был изъян, который я видел в российском хоккее: обычная драка, а тебе давали 5 минут и ещё 20. После нескольких драк у тебя сразу получалось за 100 минут, и поэтому вырастала такая цифра. Сейчас мне нравится то, что ввели в КХЛ: бывает, ребята выплеснут пар и их не удаляют до конца, отсидят своё время на скамейке штрафников и играют дальше.

— За свою хоккейную карьеру Вы сменили больше 10 клубов, будучи игроком, и больше 5 клубов — будучи тренером. В чём причина?

— Хоккей — это наша работа. Ты профессиональный хоккеист, и тебя часто куда-то приглашают. Могу сказать, что провёл девять лет в двух клубах, основной пик карьеры пришёлся на «Химик» в Воскресенске и московское «Динамо». Были годичные контракты, не хотелось заканчивать, помогал командам решать определённые задачи: выход в Высшую лигу, сохранение места в Высшей лиге (если мы, допустим, говорим о «Сибири») и поэтому получилось, что у меня несколько клубов было по году.

Что касается тренерства, то, как сказал кто-то из коллег: «Если ты стал тренером, значит, ты готов к тому, что тебя могут уволить». Причём, в любой момент. Иногда у меня просто заканчивался контракт, и руководство говорило, что берёт другого тренера. Искал, где мог применить свои знания, навыки, поэтому так получалось. Я всегда рассматривал и рассматриваю работу с молодёжью: ты нарабатываешь опыт, знания, психологические моменты, тренировочный процесс и с каждым годом многие вещи ты делаешь на автомате. Ты знаешь, что они сработают, потому что ты это проходил, ты пробовал, учился, ошибался, анализировал, то есть всё это школа. Я также очень хочу работать на следующем уровне, можно сказать, это моя цель.

Бердичевский— Вы играли в советский хоккей довольно продолжительное время, ещё до КХЛ. Тренируя игроков сейчас, можете назвать отличия советского хоккея, его подготовки, подхода к игрокам и атмосферы от нынешнего хоккея?

— Различия на 100 %. Разные люди, разное время, разные эпохи, разные дети. То, как было там, сейчас нельзя сравнивать даже с МХЛ. С каждым годом дети приходят совершенно другие, и если ничего не менять, то не получится добиться результата в развитии игроков. Не секрет, что в СССР хоккеистов было в разы меньше, а качество игроков было в разы лучше.

Раньше никто ни о какой психологии не задумывался — как надо, так для всех и есть. Сейчас ты понимаешь, что мы живём в другом мире — век интернета, век общения: телефоны, записи. Смотришь на учителей (тренеры ведь, по сути, тоже учителя) — если ты не меняешься вместе с поколениями, тебя будет тяжело воспринимать игрокам. В этом плане тоже стараюсь учиться, смотреть, думать, как выстроить отношения с игроками.

Сейчас у ребят в 17–18 лет своё мощное мнение, отличающееся от нашего. Иногда надо убедить игрока, что вот так будет для него лучше. А у него есть родители, даже агенты, которые им что-то советуют, у парней в телефоне куча информации. К сожалению, информации у них много, а за счёт чего они могут дальше играть, понимания нет.

Задача тренера, особенно с молодыми игроками, — дать им понимание, за счёт чего они будут выигрывать конкуренцию у других ребят, чтобы попасть на следующих уровень. Если все эти вещи, о которых я говорил в начале, не делать, то так и останешься, а наверх пойдут другие.

Сама игра не сильно поменялась: сузили площадки, наш хоккей стал больше похож на североамериканский: упрощённый, с силовой борьбой. Советский хоккей был другим — он был красивым, но он был хорош для того времени. Сейчас всё поменялось, и то, что работало раньше, сейчас, наверное, уже не будет работать. Как ни крутите, НХЛ — это визитная карточка хоккея, где уже собраны лучшие хоккеисты мира: шведы, русские, финны, канадцы, американцы, чехи. Смотришь и действительно понимаешь, что, вроде бы, рисунок игры один, а исполнение совсем другое. Поэтому всё идёт вперёд.

На Хоккейном форуме был интересный американец, он показал: на «Формуле 1» в 60-е годы «Феррари» меняли колёса за 12 секунд, для тех времён машины очень быстро ездили. И показали 21 век: колёса меняют за 2 секунды. Так и в хоккее: другая экипировка, другие клюшки, ребята стали быстрее, сильнее, поэтому надо научиться тренировать их, чтобы они были готовы к такому хоккею. Они, опять же, всегда стремятся на самый вверх своей карьеры — это сборная, НХЛ, КХЛ — надо соответствовать этому уровню. Если не начинать готовить ребят в таком ключе уже с 15–16 лет, то у них будут проблемы с переходом из юношеского в молодёжный, из молодёжного во взрослый хоккей. Поэтому я стараюсь следить за изменениями, смотрю много хоккея, НХЛ, КХЛ, с удовольствием смотрю матчи наших сборных. Те же самые Евротуры — кто-то их не любит, а я обожаю смотреть и вижу, в чём есть отличия у шведов и финнов от российских игроков, мне это интересно.

Бердичевский— Сильно ли различаются подход Ваших тренеров к Вам, когда вы играли, и Ваш нынешний подход к игрокам как тренера? Возможно, Вы что-то позаимствовали в подготовке и дисциплине у своих тренеров?

— Конечно, подход стал другим, но многие вещи остаются вечными. Если ты любишь своё дело, хочешь помочь своему игроку, ты будешь помогать. И в наше время, каким бы жёстким тренером кто ни был, он всё равно найдёт какое-то слово, какую-то фразу, какой-то момент, где с тобой лично поговорит. Конечно, когда мы начинаем тренировать, мы вспоминаем своих последних тренеров. Они, как правило, работали с тобой, когда тебе уже было много лет, это другое.

Надо вспоминать, как ты работал, когда был в таком возрасте. Благо, у меня был такой тренер, и когда я решил стать тренером, он мне очень сильно помогал, научил оценивать игроков. Остальное пришло уже, наверное, за счёт опыта — ты же тоже хочешь расти как тренер и понимаешь: если не будешь ничего менять, то так и останешься на одном месте. Приходится искать новые способы, методы и применять их, пробовать, смотреть.

Даже в краткосрочном разговоре есть определённая перспектива: поговорил с игроком, обозначил ему какие-то вещи, которые ты хочешь от него видеть, послушал его, потом смотришь на льду: пошло изменение, — значит, игрок услышал тебя. Такими разговорами ты помогаешь, прежде всего, игроку и своей команде. Наверное, это самое большое отличие — сейчас тренер много разговаривает с тобой лично. Это я увидел ещё в Северной Америке: тренер разговаривает с тобой не при всех, а один на один. Это было для меня неожиданно тогда, но я применяю это сейчас.

— Ещё несколько лет назад Вы говорили, что готовы стать тренером команды КХЛ. Как считаете, в чём будут отличаться подготовка, общение, контакт и понимание молодых парней в МХЛ от опытных мужчин в КХЛ?

— Многие ребята, с которыми я работал, уже играют в КХЛ. Наверное, придётся поменять стиль общения, потому что это будут взрослые игроки, уже женатые. А тренировочный процесс в основном останется на таком уровне, как сейчас. Ведь хоккей не сильно отличается. Я смотрю матчи плей-офф в КХЛ и понимаю, что все играют в такой же хоккей. Уверен, что знаний и определённого жизненного опыта, чтобы поговорить со взрослым игроком, у меня достаточно. Поэтому я не вижу каких-то проблем, тем более, все мои коллеги, с кем я играл, трудятся сейчас в КХЛ. Главное, чтобы предложили.

— В 2014/16 годах Вы были тренером Курганского «Юниора», в 2016/2018 — тренером «Русских Витязей», в прошлом сезоне — «СКА-Варягов», в этом — СКА-1946. Тяжело ли давались ежегодные переходы из одной команды МХЛ в другую, адаптация в них как тренера, нахождение общего языка с новыми игроками и расставание со старыми?

— Касаемо системы СКА: большинство ребят в СКА-1946 как раз из моей прошлогодней команды, — наверное, процентов 85. Я уже знал ребят, знал, над чем с ними нужно работать, поэтому переход из одной команды в другую получился довольно безболезненным.

— Сейчас Вы следите за турнирным положением или просто за событиями в клубах, где раньше были тренером?

— Конечно. В прошлом году — в большей степени. Смотрел матчи и по-особенному воспринимал игры против команд, где я работал. В этом году больше сконцентрировался на своей команде. Хоккейный мир тесен, и ребята у нас есть из «Витязя», поэтому связь не терялась. В этом году мы сыграли с ними четыре игры, и я увидел ребят, с которыми работал раньше. Приятно вспоминать те времена. Ребята звонят и пишут, благодарят.

Бердичевский— Приходилось ли Вам с переходом в новый клуб почти каждый год подбирать новую тактику и стратегию для новой команды? Если да, то трудоёмкий ли это процесс и всегда ли это сразу получалось?

— Вопрос довольно объёмный. У каждого тренера есть своя философия: как он видит хоккей и как он хочет, чтобы играла его команда. Поэтому, если взять тренировочный процесс, то он меняется в незначительных деталях, а суть остаётся такой же. Я выбрал своё направление, оно мне нравится, я вижу, что оно даёт результат и стараюсь его придерживаться. Что-то новое, конечно, тоже вношу — хоккей не стоит на месте.

Всё зависит от изначального уровня подготовленности ребят, какими они к тебе приходят из спортивной школы. Всегда приятно работать с игроками, которые уже много умеют. Также это зависит от того, как они воспринимают работу в зале, работу на льду, на земле, работу в психологических моментах. И чем выше изначальный уровень — тем тренеру приятнее работать и видеть результаты своей работы, то, как ребята растут в индивидуальном плане. Это тоже очень важно: что у них было в начале сезона, что стало к концу сезона — это тоже результаты работы с ними. В таких клубах как СКА, ЦСКА, «Витязь» довольно много ребят, выступающих в юношеских сборных, там неплохой уровень игроков. Если взять другие команды, то понятно, что тренер может хорошо работать, но, как говорится, «нет материала». Определённые всплески бывают, но выше головы тоже тяжело прыгнуть, поэтому всё зависит от того, кто к тебе приходит. Главное — придерживаться своей философии построения игры: как ты хочешь, чтобы команда играла, и работать над этими вещами ежедневно.

— В этом сезоне СКА-1946 проводил матчи против команд, в которых Вы несколько лет назад были тренером. Было ли эмоционально тяжело настраивать команду на победу над командой, которую Вы тренировали и чьих игроков знаете лично?

— Наоборот, нам было несложно. Команда СКА-1946 — лидер, и дополнительная мотивация ребятам в принципе не нужна. Мальчишкам в таких играх интересно себя проявлять. Я всегда говорю, что только игры против сильных команд, против сильных игроков помогают расти дальше и видеть своё личное развитие. Это касается защитников, нападающих, центральных нападающих, вратарей. Когда играешь против лидеров, ребята сами всё прекрасно понимают и стараются показать максимум.

Если взять этот сезон, то с «Варягами» у нас получались упорные матчи. Молодые «Варяги», разница в один год, но всё равно это иногда влияет. Они показывали, наверное, свой лучший хоккей против нас и один раз им удалось у нас выиграть. Правда, мы сами себе тогда забили, но так тоже бывает (улыбается).

Бердичевский— СКА-1946 с Вами на тренерской скамейке находится в своей наилучшей форме: всего 9 поражений в 64 играх, статус лучшего клуба МХЛ по количеству очков. Понятно, что такой результат стал возможным благодаря игрокам нынешнего сезона. Но за счёт чего Вы как тренер смогли вывести команду на такие высоты в этом сезоне?

— Как я уже сказал, я знал ребят, и определённые вещи заложил ещё в прошлом году. В частности, тренировочный процесс, так что ребятам не надо было долго привыкать. Мы начали работать с первого сбора в Латвии в одном направлении, поставили ребятам индивидуальные цели и задачи: кому над чем надо дополнительно потрудиться. У СКА-1946 созданы хорошие условия подготовки ребят: и медицинский штаб, и реабилитационный штаб, есть тренеры по индивидуальной подготовке.

Я сделал оценку игроков перед началом сезона, и мы сообща начали заниматься развитием ребят. Наверное, это тоже помогает позже получать определённый результат на льду. Наша работа не ограничивалась только ледовой подготовкой — были всесторонние индивидуальные беседы, командные собрания. Я стараюсь уделять большое внимание психологической подготовке ребят, правильному питанию.

Посетил в этом году Хоккейный форум в Москве, получил информацию от финнов, швейцарцев, американцев, увидел, что я этим уже занимаюсь. Ребятам лишний раз сказал: «Вот это я услышал недавно, а вот это говорю уже на протяжении нескольких сезонов».

Идёт комплексная работа с игроками во всех направлениях, потому что, если ты не будешь правильно относиться к другим вещам, как бы ты ни тренировался, ты не достигнешь своего максимума. Я стараюсь разговаривать об этом с ребятами еженедельно. Только тренировками на льду ничего не ограничивается: важно, как ты свободное время проводишь, как ты спишь, сколько ты сидишь в гаджетах — это всё действительно влияет на организм. Если ребята усваивают большую часть этой информации, тренируются правильно, то мы видим мощный прогресс. Ребята, конечно, прежде всего, на статистику смотрят, они все улучшили индивидуальные показатели. Но я смотрю у них и на много других вещей, они тоже в этом плане сделали движение вперёд.

— Вы были главным тренером команды Запада на Кубке Вызова. Сложно ли было в кратчайшие сроки превратить команду с игроками из разных клубов в единый организм?

— Я с этого начал, когда в первый раз встретился с ребятами: мы должны были за одень день стать командой. Насколько я знал, как только обозначили составы на Кубок Вызова, игроки Востока создали свою группу. Эти нюансы, эти детали и сыграли в один гол. Когда ты долго работаешь с командой, у тебя есть время, чтобы понаблюдать за игроками. А тут ребятам надо было быстро забыть, что они все были соперниками в «регулярке», только что играли против друг друга, рубились, потому что сейчас они должны стать друзьями.

Я получил огромное удовольствие от этого события. Парни после игры подходили, благодарили. Я им говорил: «Благодарите ваших тренеров, которые сделали вас заметными в своих командах». Мы хорошо провели время и получили массу удовольствия, играли на современной арене, потом вместе общались, так что я очень доволен, что поучаствовал в таком событии.

Сейчас, уже в матчах, ребята из других команд, игравшие на Кубке Вызова, подъезжают, здороваются, интересуются, как дела. Попросил тогда ребят запомнить тот матч на всю жизнь и получить удовольствие от игры. На мой взгляд, не всё измеряется результатом — важен сам хоккей, обстановка: там было много прессы, телевидение, куча болельщиков. Наша лига здорово проводит подобные матчи. Я приподнял эмоциональный фон рутины чемпионата таким событием в моей жизни.

— В начале января завершился МЧМ, прошёл кубок Вызова. Также не очень давно прошли Шведские игры и Турнир пяти наций. Вы, как человек тренирующей парней в МХЛ уже не первый год, как оцениваете развитие молодёжного хоккея в России?

— МЧМ показал, что наши ребята уже практически ни в чём не уступают шведам, канадцам, американцам. Различия, наверное, только в индивидуальных навыках. Здесь я увидел, что разница есть: точность бросков, резкость, определённые технические действия. Парни молодцы — быстро переключились с Чемпионата мира на сезон. Вроде шли наравне с другими сборными, но есть дисциплина: повёл себя неправильно игрок и заработал три удаления подряд. Что делать? Убрать с игры?

В такие моменты я задавал себе вопрос: «А как бы я поступил?», «Что бы я сделал?» Это же был всего пятиминутный отрезок, когда все поудалялись, и мы проиграли финал. Во всём остальном мы были наравне, мы даже вбрасывания выиграли у канадцев 60 на 40. Если все будут совершенствовать себя и следить за дисциплиной, я думаю, наш хоккей снова заявит о себе.

Евротур показал разницу в определённых вещах: были мощные шведы, мы были быстрые, но они атлетичнее нас. Мы это тоже тренируем, но это долгосрочная перспектива развития игрока. МЧМ — это выставка будущего хоккея. Оттуда ребята, как правило, попадают в первую сборную, что сделали наши ребята из СКА. В моё время такие игроки становились основными игроками клубов, они уже не играли «лимитчиками», они играли против лучших игроков мира своего возраста, которые через год будут играть в НХЛ.

Мне понравилось решение руководства СКА сразу после МЧМ ввести ребят в основной состав и дать им хорошее игровое время. Парни с каждой игрой действуют всё лучше и лучше. Матчи сборных тоже показывают, как быстро из новых игроков сделать команду. Они все уже натренированы и играют в чемпионатах, а вот быстро сделать из них команду — это, наверное, главная задача тренера в таких коротких соревнованиях: сплотить игроков, чтобы они могли показать свои лучшие качества.

Бердичевский— Как Вы оцените перспективы нынешних игроков СКА-1946 оказаться на следующем МЧМ и можете ли выделить кого-то уже сейчас?

— Мы об этом постоянно говорим. На каждый сезон, на каждый возраст есть способы, чтобы себя мотивировать. Помимо игры за СКА-1946, есть молодёжные сборные, юниорские сборные, юношеские сборные. Только упорной работой, отношением к себе и тренировкам, к питанию, пониманием, для чего ты тренируешься, для чего делаешь то или иное упражнение, для чего надо разминаться, ты можешь претендовать на место в сборной.

Не хотелось бы пофамильно говорить, но сейчас и Брагин работает в системе СКА, поэтому, я думаю, у него будет возможность вживую посмотреть на ребят и получать информацию из первых источников. На мой взгляд, есть ребята, которые при определённом отношении способны попасть в молодёжную сборную на следующий год, у них ещё есть восемь месяцев работы.

У молодёжи довольно быстро всё меняется, в 16–17 лет ты хороший, но чуть ты сбавляешь — тебя обходят другие. Я об этом ребятам тоже всё время напоминаю. Выигрываешь конкуренцию — заявляешь о себе. Когда меня в первый раз пригласили в хороший клуб, я на тренировке забил три гола. Тренер увидел и пригласил меня в команду. Сейчас мир стал технологичный, у людей куча информации друг о друге, она быстро распространяется.

— Юниорская тройка СКА-1946 (Рычков—Хуснутдинов—Кирсанов) уже не раз выступала за сборную России. Во время их выступлений за сборную на различных турнирах по ходу сезона Вы подсказывали ли им что-то или следили за матчами с их участием?

— Нет. Мы всегда только напутствуем ребят перед выездом в сборную. Я понимал, что они основные кандидаты в сборную, что их цель — юниорский чемпионат мира. После возвращения ребят, конечно, всегда находим время обсудить, как они сыграли, что получилось, что не получилось. Но чтобы что-то советовать — нет, конечно. У них там есть свой тренер, иногда есть моменты после сборной в разночтении тактики, буквально один-два матча. Ребята возвращаются и уже начинают играть, как мы их просим, а так в основном только желаем удачи.

Представлять наш клуб и сборную России на международном турнире — большая честь и стимул для остальных ребят, ведь, по сути, такие же ребята, как они, играют за сборную. Мне нравится, когда они потом конкурируют между собой. В сборной нет права в чём-то не дорабатывать, здесь — то же самое. Здесь как в сборной — ты должен постоянно соблюдать определённый уровень и не падать ниже того, как ты можешь играть. В этом плане мы находим с ребятами взаимопонимание.

— Дмитрий Николаев, один из лучших вратарей Лиги, проводит последний сезон в МХЛ. Зимой за вашу команду дебютировал молодой вратарь Валерий Бринкман и он даже поехал в заключительный выезд третьим вратарём. Также в воротах СКА-1946 стоит надёжный вратарь Павел Ромашкин, пару раз появлялся Кирилл Обыскалов. После ухода Николаева кого стоит ждать в роли основного голкипера СКА-1946 и как молодые вратари проявляют себя сейчас?

— Я думаю, у них будет интересная конкуренция. Кого-то будет больше в сборной, у кого-то будет борьба за место первого вратаря. Если в этом сезоне они все были больше запасными, то в следующем им предстоит выйти в роли основных вратарей. Все трое ребят талантливые, кто из них окажется более трудолюбивым и упорным, мотивированным, тот и будет основным. На кого-то влияют первые краткосрочные успехи в 16 лет в сборной, думают: «Я уже всё умею» — и от таких мыслей начинается регресс.

У меня большой опыт работы в Молодёжной лиге. В один год игрока вызывают в сборную, он хорошо играет в 16–17 лет, переходит в 18 лет, и начинаются дополнительные увлечения: девушки, друзья, первые материальные блага. Парень тут же теряет голову и начинает хуже играть, хуже тренироваться, хуже слушать тренера. Поэтому наша задача — помогать им. Тяжело предсказать, кто из ребят добьётся максимального результата в своём развитии, то есть, игры за сборную или на профессиональном уровне. Поэтому сейчас у них всех равные условия, но разные индивидуальные данные. Будем исходить из того, кто как будет это всё наращивать. Они все хорошие, и дай им бог, чтобы у них всё получилось, и они стали профессиональными игроками.

Бердичевский— СКА-1946 ещё в начале февраля преодолел рубеж в 100 очков и сделал это быстрее всех в Лиге. До начала сезона ожидали ли Вы, что получится заработать трёхзначное количество очков раньше всех, тем более, с большим отрывом от других команд МХЛ?

— Нет, конечно. Всегда больше думаешь: а кто у тебя будет? Это удивительный личный опыт — команда, которая не проигрывает с первого тура. Надо удержать игроков, найти определённые слова, методы воздействия на команду. Всё это я тоже прошёл впервые в текущем сезоне, потому что раньше моим командам приходилось биться до последнего тура. Один раз мы выиграли последний тур, то есть, у нас не было права на ошибку. А здесь, вроде бы, оно есть, но всё равно не хочется проигрывать.

Понимаю, что они устали от определённых требований — хочется просто поиграть в хоккей. На пути к этим 100 очкам приходилось очень много думать, но я рад, что получил такой опыт, рад за ребят, прежде всего. Они через всё прошли, и конфликты, конечно же, были, это рабочая жизнь команды. Рад был, когда ребят брали в ВХЛ и на тренировки в КХЛ — смотрел за ними, как они там выглядели, получил удовольствие, похвалил их. Конечно, разговаривали с ними — у нас же идёт общение с клубом по всей системе. Когда тренеры брали наших игроков на тренировки и в «СКА-Неве», и в СКА, в целом оставались довольны.

— В этом сезоне не раз отсутствовала юниорская тройка СКА-1946, также зимой результативные игроки Артём Жук и Алексей Цыплаков вместе с лучшим на тот момент вратарём лиги Дмитрием Николаевым дебютировали в ВХЛ. В связи с их отсутствием в команде стало появляться много новичков из «Варягов» и даже Владислав Цицюра из ВХЛ. Насколько тяжело по ходу сезона было работать с новыми людьми в команде, подстраивать их под ритм и уровень игры? Как Вы считаете, справились ли с этой задачей?

— Тут время покажет. Я сам им всегда говорю, что это в определённом смысле плохо для команды, но для них хорошо: их берут на следующий уровень, дают играть, подключают к тренировкам. Постарался вселять в новичков, прежде всего, уверенность. Эти ситуации показывали, что нет незаменимых людей. Да, приходилось непросто в каких-то матчах, особенно первых, когда не стало сразу целой тройки нападения. Молодые вратари сыграли хорошо, молодые полевые игроки стали адаптироваться и вносить свою энергию в нашу команду.

Всегда стараешься посмотреть, что парень умеет, какие у него есть сильные качества, и чтобы он играл, прежде всего, на них. Стараюсь не давать им той роли, которую они не знают, чтобы им было легче войти в коллектив. У меня идёт упор на то, что у нас очень хорошая команда и каждый в ней должен быть лидером. Хочу, чтобы они всегда играли и тренировались с этой мыслью. Нет такого, чтобы всё зависело от одного-двух человек — всегда всё зависит от всей команды. Была дополнительная ответственность, ребята должны были уметь играть без игроков, которые в других матчах выйдут и сыграют концовку.

Я им так и сказал: «Сейчас вы будете это делать, и вы это сделаете». И они это делали: 32 силовых приёма в матче против «Динамо», в составе которого были игроки КХЛ и ВХЛ. Я был очень доволен такой статистикой, тем более, мы выиграли ту игру без основных игроков.

— Что можете сказать о новичках из «Варягов», особенно об Александре Катаеве и Никите Шуйдине, стремительно набиравших очки во время игр и оправдывавших своё время на льду всеми силами? Можно ли считать, исходя из их статистики, что они уже закрепились в основном составе СКА-1946 на следующий сезон?

— По следующему сезону ещё рано говорить, какие игроки будут и где они будут. Это и есть ответ на предыдущий вопрос: Никита тогда заменял травмированного центрального, так как мы потеряли Славу Алексеева до конца сезона. Никита хорошо справляется со своей ролью — играет в центре, в большинстве. Сашу я знаю по прошлому году, вижу его сильные качества и когда доверяю ему, прошу, чтобы он играл в своём стиле. Голы — это не самое важное, хоть они с этим не согласятся. Они считают, что голы всегда важнее; я считаю, что для кого-то силовой приём или блокирование броска намного важнее в перспективе.

У нас сейчас в команде здоровая конкуренция на всех позициях, поэтому встаёт вопрос, кто и как относится к происходящему, к предстоящему. Я уже научился всё это читать у них по глазам, по разговорам в раздевалке, по музыке, которую они слушают, и сам тоже жду с нетерпением начала плей-офф, увижу, сколько у них будет азарта. Мне очень нравится, что на матчах МХЛ в Питере полные стадионы, болельщики здорово поддерживают ребят.

— Ещё будучи тренером «Русских Витязей», Вы рассказывали, что дискутировали с игроками на тему музыки, которую слушаете Вы и они. Нынешняя музыка в раздевалке СКА-1946 Вас устраивает?

— Не всегда. Они об этом знают. Но им нравится моя музыка, иной раз они её включают. Это их жизнь, это их время. Иногда можем подискутировать в плане юмора, шуток: что они слушают, неужели это может нравиться? Они говорят: «Да, нам нравится, мы такое слушаем». Но надо уважать выбор ребят и не навязывать им свои предпочтения.

Бердичевский— Вы в МХЛ на тренерской скамейке уже не первый год. Как относитесь к системе сдвоенных игр — матчей с одной и той же командой два дня подряд? Какие видите в этой системе удобства и неудобства для игроков и тренеров?

— В основном вижу только плюсы. Если в КХЛ практически не играют спаренные матчи, мы их играем весь год. Ребятам хочется играть два дня подряд, что, поверьте мне, непросто. В нынешнем хоккее, чтобы так играть, нужно быть готовыми технически, физически, психологически. Плюс и в том, что есть возможность тут же взять реванш, поменять определённые вещи в игре.

Минус виду только один — не всегда ребята успевают восстановиться, особенно когда матчи начинаются в разное время. Например, в один день матч в 19:00 и на следующий день, в субботу, игра в 13:00. Это, конечно, минус. Я бы никогда так не сделал, чтобы у ребят был такой короткий срок на восстановление. Это уже физиология, это повышает травматизм у ребят, понижает зрелищность матча.

Я считаю это наука для тренера — суметь подготовить игроков летом таким образом, чтобы они у тебя могли играть по два матча на одном уровне. Я понимаю: расходы меньше, когда за два дня сыграны две игры, чем в одном городе ты бы находился три дня — это проживание, это всё-таки молодёжь.

Я думаю, нынешний вариант с играми в таком формате — оптимальный для МХЛ. Два дня — игры, два дня — пауза и опять два дня подряд игры, получается такой хороший игровой микроцикл. Когда много матчей подряд, то, конечно же, видно, что качество игры снижается. Но есть и перерывы, и сборные. Если грамотно всё построить, то ничего страшного не случится. Ребята сыграли 64 игры как взрослые хоккеисты и чувствуют себя абсолютно нормально.

— Победой над «Ригой» СКА-1946 зафиксировал выход в плей-офф раньше остальных команд в МХЛ. Это сильно добавило преимущества в подготовке к матчам на выбывание?

— Нет. Мне только иногда ребята, иногда Миша (пресс-атташе СКА-1946) говорили: «Всё, официально мы в плей-офф». Мы не думали об этом, не делали акценты. Не сказал бы, что выход в плей-офф раньше остальных как-то помогал. Только кратко поздравил ребят с достижением — и всё, работаем дальше. Потом поздравил их с официальным первым местом, с окончанием чемпионата. Мы стали самой результативной командой, тоже их поздравил с этим.

Всё это сейчас неважно, сейчас начинается другое соревнование, и хочется, чтобы парни быстро переключились на него. МХЛ — это обучающая лига. Я всегда говорю: «Научитесь играть в концовках, на усталости, против чужих болельщиков». Неудобный лёд, неудобная раздевалка в гостях. Как мне говорил тренер в Америке: «Игрок оценивается по тому, как он играет на выезде», когда всё не своё, другие условия.

Для скаутов это мощный показатель, поэтому, как говорил тренер: «Играй в гостях». Я два раза забил по четыре гола в гостях, поэтому меня позвали в фарм-клуб «Детройта».

Мне очень нравится моя команда, как ребята воспринимают свои задания. Хотя по опыту знаю, что тяжелее всего в Молодёжной лиге, как это ни странно, создать коллектив, потому что они по сути свои конкуренты за одно-два места в ВХЛ и КХЛ. Они все приходят конкурентами и создать из них команду единомышленников очень непросто. Благо, что это не короткий турнир, есть время заниматься этим.

— После вылета из плей-офф «Русских Витязей» в матче против «Красной Армии», Вы, будучи тренером «Витязей», устроили зажигательный танец в раздевалке, чтобы ободрить игроков и отметить личное достижение клуба. В случае, если СКА-1946 возьмёт кубок Харламова этой весной, стоит ли «армейцам» ждать победный танец в Вашем исполнении?

— Жизнь меняется. Тогда я решил, что так будет лучше. Хотя парни об этом всём знают, и мы шутили с ними по этому поводу. Я думал, неважно, кто как отметит окончание сезона. Но тогда было весело, потому что хоккей — это во всех смыслах весело. Пятилетние, шестилетние дети приходят в хоккей — им же весело, вот пусть они как можно дольше и сохраняют это веселье, тогда им легче будет тренироваться. У меня есть такое пожелание: парни, любите хоккей, любите это всё.

— Больше всего поражений у Вашего клуба пришлось именно на конец февраля: серия поражений из трёх матчей и поражение в заключительном матче регулярного чемпионата. Причина в усталости игроков под конец «регулярки» или в чём-то другом?

— Нет, не в усталости. Всегда надо смотреть статистику. Я доволен выездом, мы взяли 50 % очков, но так совпало. Мы были на голову сильнее «Алмаза», но не выиграли, провели очень хорошие матчи в Ярославле. Я не помню команд, которые обыгрывали «Локо» в сильнейшем составе с таким преимуществом. Вторая игра получилась эмоциональной, там и моя вина есть. Мы готовы, мы ждём плей-офф и всё-таки мы играли с командами, которые занимают 2–3 места. У них уже все игроки собраны, максимальные составы и матчи получались очень интересные.

Когда такое было, чтобы «Алмаз» делал 14 бросков за игру? Никогда такого не было, а мы это сделали, хоть и проиграли тот матч. С «Локо» были матчи уровня плей-офф. Я думаю, и парни получили удовольствие, и зрители, потому что был качественный хоккей. И я доволен тем, как ребята сыграли концовку чемпионата.

— Изначально соперником СКА-1946 должна была быть Рига, но в последних матчах сезона Рига обогнала «Спартак» и именно он теперь Ваш соперник в плей-офф. Что можете сказать об этих командах? (Во время интервью стало известно, что соперником СКА-1946 в плей-офф стал «Спартак», серию с которым СКА выиграл 3:1 и перешёл в 1/4 Кубка Харламова, где ему предстоит сыграть с питерским «Динамо»)

— Хорошие команды. В плей-офф все команды хорошие, и, как я уже сказал, у Риги первая команда в плей-офф не играет, поэтому они постараются поддержать молодёжь. «Спартак» долгое время вообще шёл в лидерах, только в конце они немного сдали позиции.

Против нас все будут играть на диком кураже. Я видел, как радовались команды, которым удалось нас по ходу сезона 4–5 раз обыграть в основное время, я их понимаю. В плей-офф с любым соперником интересно, единственный минус в том, что ты не знаешь, к какой команде готовиться.

— Регулярный чемпионат закончился совсем недавно, СКА-1946 находится на первой строчке таблицы. Чего ждёте от плей-офф?

— Хотелось бы, чтобы на матчах было больше болельщиков молодёжки. Как в Питере у основной команды полный яркий стадион, шоу. В Питере просто приятно и интересно играть, у нас созданы все условия для болельщиков, для команд-соперников.

От плей-офф, конечно, жду эмоций, чтобы парни жили этим, причём все. Чтобы это всё как-то у нас освещалось. Это наше будущее, это будущие и действующие игроки молодёжных и юниорских сборных. Я испытал это сначала в Америке, потом плей-офф пришёл к нам. Хочется опять испытывать эти эмоции, непосредственно руководя командой. Сколько бы лет это ни проходил, самому тоже это интересно, это будоражит.

Радует, что появляется много поклонников, у ребят просят автографы люди из других регионов. Здорово, что у нас сейчас такое есть. Я жду интересных, эмоциональных игр, достойных соперников и пусть победит сильнейший.

Интервью: Александр Петрич
Фото: пресс-служба ХК СКА

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Лев Бердичевский: «Хоккей — это во всех смыслах весело»"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.