Адель Галиуллин: «В команде нет единоличников, которые потянут одеяло на себя»

Галиуллин

Нападающий СКА-1946 Адель Галиуллин рассказал Охтинскому пресс-центру о дружбе с Андреем Свечниковым, переходе в систему СКА, кулинарных способностях папы Артёма Жука и многом другом.

— В прошлом сезоне почти вся ваша команда играла в «СКА-Варягах». Можно ли, по Вашему мнению, считать, что таких высоких результатов команда смогла достичь именно благодаря сплочённости и хорошему знанию друг друга не первый год?

— Конечно. В течение каждого сезона команда работает над сплочением, каждый день взаимопонимание в команде только налаживается. Ни дня не проходит, чтобы команда не собралась вместе и не поговорила. Может, это одно из качеств, которых нас объединяет, ведь мы все на одной волне, все между собой хорошо общаемся, дружим, у нас единый коллектив. За счёт этого мы двигаемся вперёд единым целым как хорошая команда. С прошлого сезона все в костяке команды знают друг друга, и это может нам где-то способствовать. В плане взаимопонимания нам намного легче играть, нежели другим командам лиги. Те же «Сахалинские Акулы», например, команду строят заново, с чистого листа. Поэтому, я думаю, в этом плане у нас, конечно же, есть какое-то преимущество.

— За 24 секунды до конца матча с «Акулами» Вы получили малый штраф. Что чувствовали, сидя на скамейке, когда на последних секундах матча соперник начал активный прессинг ворот Вашей команды?

— Естественно, переживал. На самом деле, я не собирался удаляться — мы выходили с Тёмой «2 в 1», я в начале кричал ему, чтобы бросал сам, надеялся на какой-то отскок на дальнюю штангу. В итоге он начал финтить и хотел отдать передачу, сыграть на меня, а в этот момент вратарь не прижал шайбу. Я всего лишь хотел быстро сыграть на добивании, но когда он накрыл шайбу ловушкой, даже в мыслях не было быть ему по рукам.

Меня сразу игроки соперника оттащили, поэтому, на самом деле, когда судья поднял руку вверх, я думал, что удвоение заработал на себе и до последнего не понимал, что я удалился. Потом поговорил с судьёй, он мне объяснил, что он был дальше от ворот, чем я, и он видел именно движение, что я сыграл в площади ворот по вратарю. Но объективно я согласен, что это две минуты, — спорить не буду.

Сидя на скамейке, я переживал все 24 секунды до конца: не дай бог что, мало ли пропустят, и команда бы уже ушла на игру в овертайм. Никому этого не хотелось. К тому же, в командах друг за друга толкались, бились. Это была, наверное, одна из подготовительных игр перед плей-оффом, где в коллективе взаимопонимание и сплочение было на первом уровне. Никто не стремился перегнать кого-то в лидерской гонке, забить, потянуть одеяло на себя — все играли только на команду, в какой-то момент стали удерживать счёт, вытаскивать всё из своей зоны.

— Со второй половины января в составе «сорок шестых» стали регулярно появляться Александр Катаев, Андрей Проскурнин и Александр Пустовалов, в прошлом году игравшие с Вами в «Варягах», а теперь стремительно набирающие очки здесь. Как встретили своих бывших, а теперь и нынешних напарников?

— Нормально. Особо не зацикливаем на этом внимание, тут все в одной системе. К тому же пацаны 2001–2002 года могут переходить из команды в команду — так, как, например, в том сезоне делали мы. Меня также из «сорок шестых» спускали поиграть в «Варягах», набраться игровой практики. Это нормальное явление. День в одной команде, день в другой, на самом деле, в этом ничего особенного и удивительного нет. Когда видишь знакомые лица в своей раздевалке, видишь, что приходит молодёжь, конечно, же их подбадриваешь. Охота подбадривать их только положительными словами, чтобы они влились в наш коллектив, в новый состав. У любой команды свои цели и свои задачи: «Варяги» воспитывают молодёжь, а мы этой молодёжи уже помогаем совершенствоваться, входить во взрослый хоккей, они уже перерастают. Поэтому я считаю, что они — наше будущее, они молодцы. Остаётся только похвалить пацанов, порадоваться за них, раз они такими стремительными темпами идут в гору — молодцы.

— Даёте ли им какие-то советы по игре и действиям на льду в более взрослой команде, тем более в команде-лидере МХЛ?

— Конечно, без этого не обходится. Я думаю, везде, в каждой команде есть «старички», которые будут всегда поддерживать, всегда ставить на правильный путь партнёров по команде. К тому же, повторюсь, довольно молодых. Поэтому перед игрой помимо того, что скажет тренер, мы всегда им подскажем как действовать, какие-то новые тактики они всё равно для себя открывают. Мы не даём им расслабляться лишний раз в моментах, где они, допустим, играют неправильно и не по месту. Всегда подскажем, посоветуем, как легче сыграть, как вывести шайбу из зоны, чтобы не было атаки в нашей зоне, поэтому без этого никуда. Опытные ребята, так сказать, из уст в уста должны передавать свою «старожиловскую» мощь. В своё время и мы также приходили, были молодыми, нам все подсказывали. Это хорошая практика в плане совершенствования Лиги — более взрослые ребята делятся опытом с молодыми.

— Как Вы отреагировали на завоёванные недавно быстрее всех в МХЛ 100 очков в регулярке у «сорок шестых»?

— На самом деле, мы на это не смотрим, никто не обращает на это внимание. После игры зашли в Инстаграм, увидели публикацию, что первыми набрали сто очков и сразу же забыли. На это никто не ставит акцент, у команды другие задачи, все готовятся к другому. Март, апрель, игры на выбывание, плей-офф. У нас цель одна и это — Кубок Харламова, поэтому 100 очков — это, так сказать, только разминка для нас.

— За всю Вашу карьеру в МХЛ у Вас поровну голов и передач — 20 на 20. Однако, что приятнее лично Вам: забить самому или отдать голевую передачу партнёру?

— Даже не знал, что у меня 20 на 20! Так сразу, наверное, не соображу (улыбается). Наверное, гол поприятнее будет в плане эмоций, ведь бывает, порой. игра не идёт, а забиваешь — и можно как-то выдохнуть, расслабиться. Да и просто в моральном плане, когда забиваешь, потом присутствует некая уверенность и окрылённость. И в следующей смене понимаешь, что забил и сейчас ты можешь ещё и ещё: забить, продолжать свои голевые атаки. Но и без партнёров я бы не забил, поэтому не то, чтобы приходится возвращать долги… Мы просто обязаны играть на команду, друг на друга, если кто-то в более выгодной ситуации. В команде нет парней-единоличников, которые потянут одеяло на себя, — каждый сыграет друг на друга, на команду. Поэтому и отдать передачу на пустые ворота — тоже приятное дело, потому что понимаешь, что после возвращения на скамейку тренер похвалит тебя, никто твою заслугу не отнимет. На самом деле, и то, и то приятно, но гол всё же больше добавляет эмоционального подъёма.

— Вы воспитанник казанского хоккея. Что поспособствовало Вашему переезду в Петербург?

— Там, на самом деле, получилась забавная история. Мы стали чемпионами России, после этого у нас был региональный турнир в Сочи, там собрались две сборные нашего возраста, и в одной из игр против сборной я себя хорошо проявил — забил две шайбы. После этого из нашей команды ЮХЛ «Ак Барс» девять человек забрали в «Ирбис», а сидеть в ЮХЛ на тот момент не хотелось — надо было прогрессировать, поэтому я поехал в Питер. У нас в СДЮШОР был тренер Юрий Викторович Гайлик, он сразу же меня взял, сказал, чтобы уже через пять минут мой отец шёл подписывать за меня контракт, потому что я был тогда несовершеннолетний. В итоге, недолго думая, я оказался в Петербурге. Всё срослось за один звонок: мой отец позвонил, главный тренер узнал рост, вес, спросил, как проявляю себя в команде. Папа сказал: «Вот двукратный чемпион России», поэтому Гайлик, долго не думая, сразу сказал: «Мы вас возьмём».

И я уже поехал в Питер с перспективой попасть в команду МХЛ. Уже потом, после моего приезда, я пошёл проходить медкомиссию под молодёжную хоккейную команду, а потом через три дня на Кубке Санкт-Петербурга поговорил с Михаилом Викторовичем Милёхиным ещё за год до моего дебюта в МХЛ. Он пристально наблюдал за мной и за Ильёй Алтыбармакяном, поэтому дебютировать в МХЛ было просто делом времени. На самом деле, была какая-то уверенность и понимание, что в будущем, дай бог, попаду в систему, попаду в СКА-1946.

— В одном из интервью Вы говорили, что хорошо общаетесь с Андреем Свечниковым. Даёт ли он Вам, как игрок НХЛ, какие-то советы по игре, броскам, тактике и тому подобное?

— На самом деле, да. На днях списывались с Андреем, разговаривали. Правда, не по поводу какой-то игры, а по поводу новой клюшки, которую Bauer выпустил с дыркой на крюке. Я спросил, как она вообще, что собой представляет. Ему дали её для тестов, поэтому я поинтересовался, мы её обсудили. А так созваниваемся и переписываемся с ним, отлично общаемся. Мы, в принципе, всей командой «Ак Барса» списываемся, у нас по сей день есть общая беседа, мы поддерживаем общение, как-то подкалываем друг друга. И нет такого, что я в МХЛ, а он, Свечников, в НХЛ, нет каких-то рубежей и лестниц. У нас действительно один сплочённый коллектив, и мы даже командой летом собираемся и тренируемся вместе. В этом плане у нас очень хорошее взаимопонимание. Андрей — молодец, он подсказывает. Я с ним разговаривал про его голы в стиле Гранлунда, про один из недавних голов «Ванкуверу», где он на скорости вошёл в зону, подставил руку и забил. Конечно, охота научиться такому же, поэтому есть к чему стремиться: расти, расти и ещё раз расти.

— Также Вы говорили много хорошего про Артёма Жука, отзывались о нём как об очень трудолюбивом игроке и просто хорошем друге. Однако в этом сезоне стояли с ним с одной пятёрке лишь пару раз. Сегодня Вы вышли с ним в первом звене. Сразу поймали химию на льду?

— Да, я не могу сказать, что у нас с ним сегодня что-то не получилось. Игра была хорошая, в третьем периоде Тёма пытался сыграть на меня, он отдавал передачу из угла в первом периоде. Выйдя из-за ворот, он сразу же моментально отдал, стоило лишь мне крикнуть, и я бросал. Конечно, там не совсем получился бросок. А в плане взаимодействия, скрестных перепасов, я всегда его нахожу, вижу. Такого игрока, как он, тяжело не заметить в том плане, что он сам подкрикивает партнёрам, помогает в этом плане. Его легко увидеть, где-то легко на скорости отдать ему передачу, посмотреть, где он открывается.

Но притирки не было никакой, мы сегодня без утренней раскатки сразу же вышли и уже передо льдом здесь размялись, раскатились и всё. Поэтому химия у нас с ним присутствует, но он в основном просто играет в звеньях повыше. Но, я думаю, будем с ним играть, всё придёт.

— И последний, но не серьёзный вопрос: Вы рассказали летом, что живёте вместе с Артёмом Жуком и готовите по очереди. Откройте тайну, кто же из вас двоих готовит вкуснее?

— Тут появился третий кандидат — это его папа. Он приехал к нам на той неделе на целый месяц, поэтому теперь кухня только в его распоряжении. Сейчас ни я, ни Артём не подходим к кухне. Если мы питаемся в Хоккейном городе, то по вечерам даже можем пойти к дяде Андрею, и он говорит нам, например: «Пацаны, мне без вас скучно завтракать». Поэтому он нас сам зовёт. Он очень вкусно готовит: я уже и белорусский борщ на этой неделе отведал, и спагетти, и что только, на самом деле, я не ел… Сейчас все обязанности домохозяйки, если так можно сказать, на папе Артёма.

Интервью: Александр Петрич
Фото: пресс-служба ХК СКА

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Адель Галиуллин: «В команде нет единоличников, которые потянут одеяло на себя»"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.