В «Скороходе» работала приёмная комиссия

комиссия

На площадке «Скороход» в конце апреля состоялся премьерный показ иммерсивного спектакля «Комиссия», где зрители проходили актёрское прослушивание.

комиссияТри актёра стоят на возвышении. Они рычат, лают и скалят зубы. Через некоторое время они снова появляются перед зрителем, но уже в костюмах и очках с толстыми линзами. Знакомьтесь: Иван Иванович, Сократ Ионович и Аполлодор Петрович — приёмная комиссия театрального вуза. За их плечами сотни отобранных актёрских талантов и десятки лет службы театральному образованию.

Создатели спектакля предоставили зрителю выбор: перевоплотиться на какое-то время в «абитуриента» театрального вуза или остаться наблюдать из зала в качестве «вольнослушателя». На каждом стуле лежит карточка, выкрашенная с обеих сторон красным. Все зрители, вне зависимости от категории билета, задействованы в небольшом интерактиве, когда секретарь комиссии Инга просит проголосовать. «Коралловый — за, терракотовый — против», — но в зале уже потушен свет, цвета не различить, а решение надо принимать. Не каждый человек в принципе различает названные оттенки, поэтому в зале очень неловко поднимают карточку. А какой там цвет — бог его знает. Тем не менее, девушка внимательно подсчитывает голоса и проносит табличку со счётом а-ля «ring-girl» на боксёрском турнире.

комиссияЕсли для членов комиссии прослушивание — это всего лишь отрезок времени между перерывами на перекус, то для абитуриентов это страх. Понятное каждому чувство страха, что тебя не возьмут. Неважно куда — в актёры, на работу, в университет, замуж, в следующий тур школьной олимпиады, на смену в летний лагерь.

Из реквизита — огромный стол с «дарами» трём божкам в заношенных пиджаках и стулья, на которых абитуриенты ждут личные три минуты славы (или стыда). Потенциальные студенты читали стихи Пушкина, Есенина, Хармса и Заболоцкого, показывали перформанс с целлофановым пакетом, вызывали бурные аплодисменты присутствующих и укоризненные замечания комиссии. Во время прослушивания наружу вылезали все пороки системы отбора: кумовство, дискриминация, всеобъемлющая вкусовщина и сексизм. Всё это преподносилось зрителю в острой сатирической форме. Давно я не видела, чтобы в театре так смеялись. Но за яркой живой карикатурой скрываются серьёзные проблемы, с которыми сталкиваются все участники приёмной кампании.

Наблюдая за происходящим, казалось, что всё-таки «абитуриентами» были подготовленные актёры. Или же со зрителями, купившими места в первых двух рядах, наверняка были проведены репетиции или как-то согласовано их взаимодействие с артистами. Однако уже после спектакля видишь пару «абитуриенток» не на шутку расстроенными, и понимаешь, что действие на сцене вряд ли было отработано десятки раз. Оно рождалось в режиме реального времени. Но этим отважным девушкам и парням хочется сделать комплимент — со стороны казалось, что они действовали уверенно, профессионально и естественно, будто знали, что с них могут спросить мастера.

комиссияРежиссёр Таня Вайнштейн исполнила роль «бога из машины» — стороннего героя, на чьи плечи возложена задача разрешить ситуацию, выходящую из-под контроля. Последней участнице пришлось читать монолог Ассоль из произведения «Алые паруса», встав коленями в соль, в то же время приёмная комиссия швыряла в девушку тюльпаны. Из конца зала доносится громкое: «Хватит!», и является режиссёр в алом платье. В конце трое актёров читают монолог, из которого ясно: «в будущее возьмут не всех». Но решать-то кому?..

Давид Жарницкий, автор идеи спектакля:

«Совместно с газетой “Бумага” для форума независимого театра “Площадка vol. 3” мы сделали спецпроект — зрительский кастинг на нашу параллельную программу. Мы пригласили обычных зрителей прийти к нам и принять участие в настоящем актёрском прослушивании, как это бывает в театральном институте. Успешно пройдя его, зрители получали возможность бесплатно попасть на закрытые события параллельной программы. Я попросил Таню Вайнштейн и Вову Кузнецова изобразить комиссию. Там не было публики — только обычные нетеатральные люди, которые действительно как бы проходили актёрское прослушивание.

Я наблюдал за происходящим, и это был мощный зрительский опыт для меня. Люди, далёкие от театра, на глазах сильно раскрывались. Я видел процесс терапии, было невероятно круто. Тогда я предложил Тане сделать подобное репертуарным спектаклем.

Идея претерпела некоторые изменения: из прямой перформативной структуры, где нет ролей и никакого «изображения», это стало драматическим спектаклем с подсадными артистами».

Текст: Дарья Герцева
Фото: Полина Назарова

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "В «Скороходе» работала приёмная комиссия"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.