В день памяти Даниила Хармса ожила «Старуха»

маршрут

По официальным данным, ровно 75 лет назад в тюремной больнице «Крестов» скончался Даниил Иванович Хармс (Ювачёв). Этому печальному событию была посвящена трёхчастная акция «Маршрут № 2», прошедшая в Петришуле, Петрикирхе и завершившаяся абсурдистским квестом по центру города.

В фойе Петришуле (школы № 222 с углублённым изучением немецкого языка Центрального района) зрителей акции встречал стенд «Подросткам о законе». Надев бахилы, зрители поднялись в актовый зал, слегка подсвеченный «инновационными» светодиодными софитами. Холодные голубоватые лучи софитов падали на микрофонную стойку, развёрнутую к залу.

МаршрутАвторы акции тонко застебали казённые школьные «мероприятия». Первым к микрофону вышел одиннадцатилетний ученик Петришуле Максим и встал перед микрофоном спиной к зрителям. Не отрываясь от бумажки и слегка сбиваясь от волнения, он прочитал небольшую автобиографию, после чего, строго по бумажке, поделился впечатлениями от знакомства с творчеством Хармса. А самое главное — упомянул, что именно в этой школе учился маленький Даня Ювачёв.

Следом за учеником к микрофону вышел молодой учитель. Всё так же стоя спиной к зрителям, он прочитал историю школы и даже процитировал текст, который произносят первоклассники на церемонии посвящения в ученики Петришуле.

Последним с заготовленным текстом лекции спиной к зрителям встал кандидат филологических Валерий Николаевич Сажин. Двадцать лет назад Валерий Николаевич стал составителем Полного собрания сочинений Даниила Хармса в четырёх томах. А в этот вечер он прочитал увлекательный текст, названный «Краткая хроника жизни и творчества Даниила Хармса. Фрагменты».

В декабре 1931 и январе 1932 годов в ходе допросов в ОГПУ Хармс говорил следователю: «Моя книжка «Иван Иваныч Самовар» является антисоветской в силу своей абсолютной, сознательно проведённой мною оторванности от конкретной советской действительности. Это типично буржуазная детская книжка, которая ставит своей целью фиксирование внимания детского читателя на мелочах и безделушках с целью отрыва ребёнка от окружающей действительности, в которой, согласно задачам советского воспитания, он должен принимать активное участие. Кроме того, в этой книжке мною сознательно идеализируется мещански-кулацкая крепкая семья с огромным самоваром — символ мещанского благополучия».

С тех пор прошло 85 лет, но формулировки времён раннего Сталина живы и поныне.

МаршрутПосле завершения лекции зрителей пригласили пройти в соседнее здание церкви Петрикирхе, в подвале которой — в бывшей чаше бассейна — прошёл сенситивный спектакль Степана Пектеева по повести Хармса «Старуха». Перед входом в подвал зрители получили полиэтиленовый плащ-дождевик и маску на глаза.

В надвинутых на глаза масках и надетых плащах зрители при помощи ассистентов из числа организаторов акции поднимались в чашу бассейна и проходили к своим стульям.

маршрутСтепан и его помощники лишили зрителей визуализации, но подарили незабываемые звуковые, осязательные и обонятельные ощущения. Зрители превратились в слухачей, нюхачей и кинестетиков, смогли включить фантазию и испытать едва ли не всё, что чувствует главный герой по ходу повествования. Идёт главный герой по улице, а в лицо ему светит весеннее солнце — и зритель даже сквозь маску чувствует яркий свет и тепло. Вспоминает герой о включённой и забытой дома электрической печке — и зрители чувствуют запах гари. Испытывает герой сильное эмоциональное потрясение — и в зрителя внезапно бьёт поток воздуха. А есть ещё и звуки — из расставленных по углам четырёх колонок они доносятся асинхронно — это четыре разных канала, которые дополняют голос от автора, становятся своеобразным эхом, нагнетают ужас и успешно работают на общий результат — на достижение эффекта максимальной реалистичности повествования.

К концу спектакля, сняв маски, зрители увидели перед собой композицию из пророщенного овса, зелёного лука, раскрытых книг и злополучного чемодана.

маршрутВ церковном зале Петрикирхе на полу лежали конверты из крафтовой бумаги и беруши. От зрителей требовалось вставить беруши в уши и вскрыть конверт по прибытии к месту, указанному на штемпеле. Внутри первого конверта содержался фрагмент записей из дневника Хармса и следующий конверт с адресом.

Квест представлял собой приятную вечернюю прогулку по центру города, дышащую февральским холодом и духом хармсовского абсурда. Во время прохождения маршрута чувствовалась интрига от ожидания следующего этапа. А закончилось путешествие ничем…

Текст: Дарья Герцева, Евгений Веснин
Фото: Евгений Веснин

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "В день памяти Даниила Хармса ожила «Старуха»"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*