Современное искусство снова пришло в традиционные музеи

искусство

В субботу, 28 сентября, в Музее железных дорог России открылся 15-й фестиваль «Современное искусство в традиционном музее». В этом году его темой стали «Аналоговые сигналы».

Фестиваль начался в 12 часов с выступления директора музея Владимира Одинцова и главного куратора фестивальных проектов, заведующего отделом современного искусства Эрмитажа Дмитрия Озеркова.

Аналоговые сигналы — что же это? Это сигнал данных, у которого каждый из представляющих параметров описывается функцией времени и непрерывным множеством возможных значений, фиксирующий изменения реальности во времени и пространстве. К выведению подобного термина и его использованию человечество сподвигнул наблюдавшийся на рубеже XVIII–XIX столетий прогресс в области позитивных дисциплин (религиоведение, гигиена, метрология, железнодорожное дело и пр.), в результате чего XIX век стал временем развития железных дорог, телеграфа, наук о человеке, привёл к окончательному открытию всех земель. После XX век развил эти достижения, тогда-то и появилось измерение способом аналоговых сигналов.

В XXI веке цифровой импульс пришёл на смену аналоговому сигналу. «Цифра» отменила ключевую для «аналога» функцию времени, стали стираться границы между областями деятельности людей, стало сложнее ответить на вопрос «кто я?». Сам смысл в том, чтоб смешать традиционные музеи и современное искусство, «аналоги» и «цифры», старое и новое.

Открытие завершилось небольшим перформансом режиссёра Дмитрия Крестьянкина. По сигналу люди в белых, наглухо закрывающих тело костюмах — малярных комбинезонах, «расчехлялись», называли свой цвет, соответствующий нестандартному цвету их волос, и шли взаимодействовать со зрителями. Они общались, немного раскрывались для собеседника, но по пронзительному сигналу снова делали каменные лица, «упаковывались» обратно и уходили.

Всего в шести городских музеях представлено 11 относительно типичных для современного искусства проектов и один совсем необычный, с погружением в виртуальную реальность. В Музее железных дорог расположено три объекта. Точнее, два плюс один. Плюс один — тот самый необычный проект дома танца «Каннон Данс» “We Are Open” с использованием VR-очков. Это специальный хореографический проект, в котором оказывается зритель, открывающий совершенно новые грани чувств и погружения через виртуальное пространство.

Два остальных — «Хрупкий остров» Тани Ахметгалиевой и «Железнодорожная опера» Александра Мороза. И тут начинается самое интересное. Возможно, так и задумано организаторами, что искусство должно раствориться в традиционном музее полностью, но ни табличек, ни указателей у обеих инсталляций нет. Вообще нет. То есть, существует вероятность, что нужную выставку вы просто не найдёте.

Чтобы найти проект Мороза, нужно действительно постараться, зато на паровозы различных времён насмотритесь вдоволь. Если вам повезло, и среди огромного количества железнодорожного транспорта вы нашли «Железнодорожную оперу», то перед вами предстанут два экспоната. Первый — плацкартный вагон, в котором проезжали до места ссылки люди, которых переселяло Советское государство. Здесь правят звуки. Для полного погружения в жизнь «маленьких» людей необходимо слушать и постараться абстрагироваться от окружающей вас действительности. Закрывайте глаза и слушайте, но в любом случае объект не задержит надолго: хватает минут пяти — максимум десяти, чтоб изучить всё находящееся внутри.

Но остаётся второй объект с громким названием «Поющий рельс». У нас же всё-таки опера… Вот только рельс не поёт, а просто немного гудит под действием электромагнитного поля.

Проект Ахметгалиевой найти проще — он расположен в том же полукруглом зале, где происходило открытие. Только теперь на экранах не символ фестиваля — строгая бабушка-смотрительница, а видеоряд, в котором чередуются кадры из коридора некоего учебного заведения с картинками, снятыми на природе, — идёт дождь и пасутся козы. Задумка автора была в том, чтоб сравнить закрытый внутренний мир комнатных растений и внешний мир дикой природы — два островка, два созданных образа.

В этом году фестиваль отмечает 15-летие, а также 20 лет исполняется главному организатору фестиваля — Фонду «ПРО АРТЕ». Столько же лет существует программа Фонда «Школа молодого художника». 10 из 11 проектов фестиваля подготовлены выпускниками «Школы».

В программе участвуют шесть музеев: Музей Арктики и Антарктики, Музей железных дорог России, Музей гигиены, Музей печати, Музей-квартира Льва Гумилёва, Музей истории религии. Программа также включает в себя перформансы, лекции, арт-медиации и другие события. Продлится фестиваль до 3 ноября.

Александр Мороз о своём проекте:

«Железнодорожная опера — это работа, связанная с темой вынужденного переселения и с преодолением мощной социальной драмы. В вагоне представлены различные эпизоды депортации народов СССР примерно с 1939 по 1948 годы. Для этой работы я собирал материал документально, писал звуки в тех местах, где жили эти люди, мне было интересно обнаружить какую-то связь.

Основным медиумом этой работы, конечно, является звук. Инсталляция требует погружения — сам вагон отдаёт звуки, которые он впитал за всё время своего существования: истории, личные драмы этих «маленьких» людей, которые были вырваны из привычной им среды и отправлены кто куда, использовались в качестве некоей рабской силы.

В данной работе я использовал именно звук, потому что, как мне кажется, визуально не получится передать всё то, что можно передать звуком. Именно звук позволяет пережить некий опыт особенно сильно, ощутить это телом. Иногда, когда вы спите, вы видите грёзы — так и этот вагон начинает вдруг отдавать какие-то странные фантазмы этой очень непростой ситуации, связанной с нашей политической историей».

Текст: Алиса Витковская
Фото: Ольга Зубова

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Современное искусство снова пришло в традиционные музеи"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.