reMusik.org: неподготовленным вход нежелателен!

reMusik.org

В концертном зале Мариинского театра 21 мая прошло открытие VI Санкт-Петербургского международного фестиваля новой музыки «reMusik.org».

Первым на фестивале выступил Цюрихский ансамбль новой музыки (дирижёр — Себастьян Готшик).

Сидя в концертном зале Мариинского театра и вдыхая запах ели от отделанных деревом стен, я изучала программку грядущего фестиваля. Она была довольно увесистой, и скомпонованной так, что с разных сторон её можно было читать на русском или английском языке. Изучение программки прервал третий звонок. Свет приглушили, и воцарилась тишина, в ней чувствовались ожидание и предвкушение заполненного зала. Вот на сцену вышли музыканты и, рассевшись по местам, стали настраивать инструменты. Дольше всего настраивалась виолончель. Несмотря на то, что, по-видимому, у виолончелиста Никола Романо абсолютный слух, инструмент долго не поддавался на «уговоры» своего мастера и никак не хотел настраиваться на нужный лад. По прошествии нескольких минут непослушный инструмент всё-таки настроился на грядущий концерт, и виолончелист, показав залу знак “peace”, как бы извиняясь за заминку, сел на своё место. Раздались аплодисменты, и концерт начался.

Замерший зал оглушил звук барабанов в исполнении Лоренцо Хааса. Первое произведение («Уходя в туман» Александра Радвиловича) началось именно так. На первый взгляд может показаться, что композиция совершенно не стройна и представляет собой лишь набор отдельных звуков. Однако, если проследить за всеми переходами, то можно легко увидеть, что музыканты следуют определённому ритму, составляя сложную динамику произведения. Множество кластеров, сыгранных на фортепиано, каждый раз заставляли вздрагивать, как от грома ещё не начавшейся грозы. Их сыграл Филипп Мейер. Неожиданностью стала необычная игра на виолончели. Виолончелист, перевернув смычок, стал проводить им по струнам «большой скрипки», извлекая звуки, отдалённо похожие на человеческие вздохи. Эти звуки, поддерживаемые аккордами рояля и царившим в зале запахом ели, создавали неизгладимое впечатление, вводя в состояние, близкое к гипнозу. Произведение закончилось неожиданно. Музыканты замерли с инструментами в руках, будто бы перестав дышать, и зал замер вместе с ними. Прозвучали бурные овации, и музыканты, поклонившись вышли со сцены, давая зрителям время на передышку и осознание прозвучавшего. Мне кажется, что на концертах современной музыки такие «передышки» очень важны.

Но вот музыканты опять выходят на сцену и рассаживаются по местам. Второе произведение («Clutter» Ханса-Петера Френера) ознаменовалось крайне высокими нотами скрипки. Её пронзительные звуки будто оседали на сердце. Такую игру нам продемонстрировала Анина Вёрле. Эта музыка совершенно не гармонична, но этого и не требуется. Такие композиции призваны вызывать определённые эмоции, вводить слушателя в транс подобранным рядом звуков, при этом не должны доставлять эстетическое удовольствие своей стройностью и гармоничностью. Удивительно, как, несмотря на рваный ритм и отсутствие гармонии, музыканты умело исполняют произведение и попадают в такт.

Я замечаю, что у рояля снята крышка и отодвинут пюпитр. Инструмент специально приведён в такой вид для того, чтобы пианист имел возможность дотягиваться до струн рояля и извлекать нужные ему звуки. Вступают литавры. Они звучат очень низко и заставляют испытывать беспокойство своим нарастающим ритмом. Окончание произведения ощущается так, будто я вынырнула из-под толщи воды и сделала такой необходимый глубокий вдох. Исполнители так же, как и прежде. дали время на осознание перед следующим произведением и вышли из зала.

Третья композиция (“Jitter” Светланы Лавровой) окончательно убедила меня в том, что без должной подготовки подобные концерты лучше не посещать. Вы просто не сможете понять замысел и прочувствовать произведения. Однако для людей, которые знакомы с современной музыкой, этот концерт подходит лучше всего. Необычное применение традиционных инструментов поражает, а получающиеся при этом звуки, сливающиеся в музыку, заставляют испытывать новые, неведомые ранее эмоции. Так, пианист «щипал» струны рояля и извлекал звуки, смутно похожие на звуки клавесина — как бы дрожащую и неустойчивую вибрацию. Флейтист Ханс-Петер Френер неведомым мне образом с помощью своего инструмента демонстрировал необычно сиплые для флейты звуки. Тем временем, скрипичная партия неимоверно нагнетала атмосферу, заставляя сидеть как на иголках. Конец произведения ознаменовал и конец первой части концерта. Пришло время антракта.

Первое произведение второй части вечера (“Dancing Spectra” Сесиля Марти) произвело неоднозначное впечатление. Соло скрипки напомнило скрип, приносящий небольшой дискомфорт. Это произведение чем-то похоже на музыку из фильмов ужасов. Звуки флейты ударами отпечатываются в голове, как и стук по крышке фортепиано, а партия виолончели звучит так, будто кто-то открывает старую ржавую дверь. Наблюдая за исполнением произведения, я часто задумываюсь о том, каким образом музыканты извлекают те или иные звуки, которые вводят слушателей в состояние, близкое к анабиозу. По окончанию произведения музыканты снова вышли из зала, давая зрителям возможность прийти в себя после столь тяжёлой композиции.

Перед началом следующего произведения (“Blur” Катарины Розенбергер) на сцене появились новые музыкальные инструменты, которые вряд ли можно увидеть в классическом симфоническом оркестре. Это басовая флейта и бас-кларнет, партию которого исполняет Никола Катц. Композиция начинается со стука и, опять же, звучит как бессвязный набор звуков, что заставляет уважать не только музыкантов, но и дирижёра, который, несмотря на очень сложный ритм, великолепно выполняет свою работу.

Последнее произведение (“Enga” Мартина Ягги) ещё больше удивило новыми музыкальными инструментами, которые были похожи на металлические цилиндры с железными шнурами, выглядывающими изнутри. К сожалению, я не могу опознать этот инструмент, но его чарующие звуки навсегда отпечатались в памяти.

В этом произведении музыканты доказывают нам, что металлический лист тоже может служить музыкальным инструментом и что на рояле легко можно сыграть барабанными палочками. Эта композиция оставила наиболее приятные эмоции и запомнилась рядом необычных звуков, издаваемых таинственными цилиндрами. После окончания последнего произведения зал заполнили овации слушателей. Исполнители учтиво поклонились. На их лицах читалась усталость после сложного концерта.

Открытие фестиваля оставило массу новых приятных впечатлений. Несмотря на то, что не все понимают современную музыку, для тех людей, которые способны её прочувствовать, она, несомненно, является великолепным источником ярких эмоций.

Текст: Валерия Алтухова
Фото: сайт фестиваля

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "reMusik.org: неподготовленным вход нежелателен!"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.