Гений Рахманинова посетил Петрикирхе

Рахманинов

В субботу, 7 ноября, в лютеранской церкви Святых Петра и Павла «Петрикирхе» состоялась премьера концерта «Рахманинов. Piano», где прозвучали наиболее яркие произведения всемирно известного русского композитора.

Зал словно продолжал пустовать, хотя белые ряды скамей были заняты публикой задолго до начала концерта: чарующий дух церкви слился с возвышенной атмосферой ожидания первых аккордов композиций Сергея Васильевича Рахманинова. И воцарилась благоговейная тишина…

Аплодисментами были встречены озвученные ведущей имена музыкантов. Сыграть многогранные сочинения великого композитора предстояло трём молодым исполнителям: пианисту Лексу Григорьеву, виолончелисту Симфонического оркестра Санкт-Петербурга Игорю Ботвину и музицирующей на флейте Алисе Ивановой-Ермаковой.

В середине полукруглой сцены, встроенной в апсиде церкви, — верный классическим канонам чёрный лакированный рояль, величественный в своём безмолвии: звучание именно этого инструмента станет ведущим на концерте «Рахманинов. Piano». Распахнулась диаконская дверь, и перед публикой предстал элегантно одетый Григорьев — пианист приветствовал зрителей поклоном. Лёгкое прикосновение к клавишам ознаменовало начало выступления.

Беспощадно резко прозвучали первые аккорды «Прелюдии соль минор» (Ор.23 №5), мгновенно пленившей аудиторию бурей восклицательных интонаций. Стремительное по темпу и продолжительности произведение, написанное Рахманиновым в 1901 году и посвящённое двоюродному брату, не менее известному пианисту и дирижёру Александру Зилоти, с первых нот раскрыло слушателям пронзительную энергетику и драматичность, которыми насыщено творчество великого композитора.

Однако гениальность Рахманинова заключается в уникальной многогранности его таланта: настроение следующей композиции совсем иное — лирическое, мечтательное. Гармоничное сплетение вдумчивого, степенного звучания фортепиано и наивной мелодичности присоединившейся флейты являют собой одно из самых ранних сочинений Сергея Васильевича — речь идёт о прославленной «Элегии», написанной им в возрасте девятнадцати лет.

Прощальный, протяжный отзвук флейты был заглушён аплодисментами. Изящная Алиса, образ которой вполне соответствовал восточным мотивам «Элегии», поклонилась публике и вновь предоставила сцену коллеге-пианисту.

Прозвучала одинокая, и в то же время проникновенная игра Лекса Григорьева, исполнившего пьесы для фортепиано «Прелюдия ре мажор» (Op.23, № 4) и «Этюд-картину» (Ор.39 № 8), созданную Рахманиновым в последние проведённые в России 1916 и 1917 годы. Революция вынудила успешного на своей Родине композитора покинуть её навсегда… Вероятно, тревожное предчувствие скорой разлуки с родным краем нашло отражение в вышеупомянутых произведениях: строение композиций сбивчиво и противоречиво, ноты словно без конца поднимаются по лестнице и, достигнув тревожной вершины, стремительно и неотвратимо скатываются в бездну. Горестно запрокинул голову распятый Иисус на алтарной картине Брюллова…

Соседнее с роялем место занял виолончелист Игорь Ботвин: настало время для Анданте из «Сонаты для виолончели», написанной Сергеем Рахманиновым в начале прошлого века. Музыканты переглянулись — и из-под пальцев пианиста выплеснулось размеренное мелодичное течение, слившееся воедино с романтическим звучанием виолончели.

Едва успел Ботвин скрыться за дверью, как по залу прокатился радостный шёпот: «О, это же та самая!» И действительно, мало кто не узнает задорных ноток «Итальянской польки». Но каждому ли было известно, что эта беззаботная мелодия — детище того же Рахманинова, увидевшее свет после поездки Сергея Васильевича во Флоренцию?

Присутствие итальянской оживлённости сказалось даже на атмосфере зала: на белоснежных стенах собора заиграли редкие блики ноябрьского солнца…

Текст и фото: Марта Марци

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Гений Рахманинова посетил Петрикирхе"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.