Коля Васин: «Успеть построить Храм до того, как мы помрём»

Васин

Девятого октября исполнилось бы 80 лет Джону Леннону. В этот день в Петербурге несколько десятилетий проводились «деньрожденческие» концерты, которые организовывал главный «битловский» активист, инициатор строительства Храма Джона Леннона Коля Васин.

Разочаровавшись в гражданах России, которым не нужен Храм, 29 августа 2018 года Коля Васин добровольно ушёл из жизни. В архивах журнала «Арт-город» сохранился фрагмент его интервью, которое было сделано в конце 2002 года и ранее не публиковалось.

— Не так давно в программе «Рок-перекрёсток» у Анатолия Гуницкого прозвучала информация о том, что городская администрация выделила участок земли в районе улицы Доблести для строительства Храма. Расскажите, пожалуйста, о самой идее Храма?

— Идея появилась в конце 1990 года. В 1992 году для продвижения идеи мы открыли этот офис (на Пушкинской, 10 — прим.ред.). Тогда же мы зарегистрировались в Комитете юстиции Мэрии Санкт-Петербурга. Оформился, сложился Храмовый комитет, президентом которого выбрали меня. В него входит десять человек. Мы потихоньку, с кайфом, работаем, двигаем это начинание.

Дело это для нас очень важное и, я бы сказал, святое. Мы сооружаем модели, разрабатываем проект, каждый год печатаем и рассылаем по всему миру календари. Делаем и сувениры: вот наши храмовые кружечки, ложечки, футболочки. С Божьей помощью дело живёт, не тонет, а, на мой взгляд, даже летает. Я счастлив этим заниматься.

Два года назад в наш офис неожиданно зашёл Губернатор Владимир Яковлев. Я кратко пересказал ему свою идею, он оценил её и ответил, что дело хорошее. Завязались контакты с администрацией города. В прошлом году мы получили первое письмо, по-моему, от Харченко, где чёрным по белому было написано, что Комитет по градостроительству Санкт-Петербурга приветствует и поддерживает идею Храма любви, мира и музыки под именем Джона. А кроме того — изыскивает возможности, чтобы эту идею продвигать.

Затем мы получили и второе письмо, о котором ты меня спросил. Оно более конкретное, чем первое. В нём под строительство Храма предлагается конкретный участок, а именно — квартал 40 в Красносельском районе. Письмо мы получили после дня рождения Джорджа Харрисона, в начале марта. А перед ним была встреча с начальником управления застройки города Александром Кошарным. Он принял нас в своём роскошном кабинете с подробнейшей картой города во всю стену. Не вставая из-за стола, он фонариком подсветил на карте предполагаемые участки для строительства Храма. Он предложил Лахтинский разлив, Кронштадт и Юго-Запад.

Все три места нам понравились. Мы съездили туда, пофотографировали. Наше воображение дорисовало «тело Храма», как мы его между собой называем. Мы раздумывали, строили планы дальнейшей работы, когда получили письмо с предложением о квартале 40. Мы поняли, что Кронштадт и Лахта отпали, и руководители города конкретизировали — Юго-Запад. Для сотрудничества нам предлагается Конструкторское бюро «Мир». Оно проверит участок, выберет конкретное место для строительства — нам для Храма предложено два гектара.

КБ «Мир» — московская организация. Нам сообщили, что они находятся в стадии ознакомления с проектом. Харченко предложил нам съездить на участок, выбрать место и уже в этом году сделать пробу почвы. Как видите, дело идёт потихонечку. Большое дело быстро не делается. Санкт-Петербург тоже не быстро строился.

Пока мы живы, слава Богу. Наш лозунг — успеть построить Храм до того, как мы помрём. (смеётся) Успеть насладиться этим шоу века — увидеть Храм наяву.

Ко мне почти каждый день приходят дети и спрашивают: «Коля, когда же будет Храм?» Я отвечаю: «Когда вы хоть что-нибудь сделаете для этого». Не надо спрашивать — надо работать! Журналисты должны писать о Храме, деревянных дел мастер сделал рамочку для Джона — это его вклад в Храм. Мой знакомый керамист делает храмовые кружечки, а медальер сделал ложечки с нашей эмблемой для ручки.

Каждый вкладывает свою копеечку, свой кирпичик. Как в семидесятые годы развилось концептуальное искусство? Ты просто спичку зажигаешь, но делаешь это ради Храма. Это посильный вклад каждого, кто врубается в это.

Правда, Бог не посылает денег, но не всё сразу! Бог чешет репу, соображает. А как только сообразит — тут чудо и начнётся, а мы будем его свидетелями.

— Как ещё можно помочь Храму?

— Этот вопрос я слышу постоянно и отвечаю на него так. Каждый из нас лучше всех знает самого себя. Храм — это только толчок для того, чтобы делать что-то по жизни. Помогая Храму, ты будешь делать это ради себя. Ты будешь помогать не Коле Васину, не Джону Леннону, а себя сделаешь счастливым.

Человеческая душа — потёмки. Музыка Джона, Пола, Джорджа и Ринго высветила потаённые уголочки человеческой души, и там оказались спрятаны такие таланты, что моё поколение взялось за гитару, за кисточку. Я взялся за керамику и тоже за кисточку, но и на гитаре играл, когда впервые услышал «Битлз». Каждый делает то, что он может.

Силы есть. Будем работать дальше, пока нас не остановит пуля или ещё что-нибудь не случится.

Интервью: Евгений Веснин
Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Коля Васин: «Успеть построить Храм до того, как мы помрём»"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.