Мистическая пятница с волшебными звуками органа

органа

Вечером 13 cентября в концертном зале «Яани Кирик» прошёл концерт «Пятница 13», где можно было услышать знаменитые произведения, написанные для органа.

Уже сотни лет Орган радует нас своим великолепным гармоничным звучанием. Этим инструментом владело множество именитых композиторов — таких как Иоганн Бах, Камиль Сен-Санс, Фридрих Гендель, Вольфганг Моцарт и многие другие. Накануне концерта никто из слушателей не знал, какие произведения войдут в репертуар.

Однако для меня это событие началось не с удобного места в небольшом зале лютеранской церкви, а в душном автобусе, стоящем в жуткой пробке. Пятничные заторы на городских дорогах никак не желали редеть, и с каждой минутой шансы на то, что я успею к началу концерта, становились всё меньше и меньше. Поэтому, когда я подбежала ко входу, времени на любование прекрасным фасадом мне не хватило, но даже одного брошенного вскользь взгляда достаточно, чтобы ощутить дух таинственности, который навевает это здание. Ещё в фойе я услышала гармоничные звуки органа, которые царили, кажется, везде. Зайдя в зал, я у самого входа увидела небольшую группу слушателей и поняла, что пятничные пробки застали врасплох не одну меня.

Зал был погружён в полумрак, и лишь электронный орган подсвечен тёплым жёлтым светом. Его пронзительное звучание заставляло завороженно слушать. За органом Ольга Котлярова, она умело управляется со сложнейшим инструментом.

Я успела лишь ко второму произведению — “Introitus” Ференца Листа. По окончанию композиции зал наполнил тёплый и загадочный мужской бас, а на сцене холодным белым светом озарилась микрофонная стойка, у которой никого не было. Создалось ощущение, будто выступает таинственный невидимка. Он стал интересно рассказывать о следующем загадочном произведении — «Мефисто-вальс» всё того же Листа. Но вот белый свет осветил фортепиано, и с первых звуков игра на рояле ввела слушателей в напряжённое состояние. Пианистка Евгения Немцева превосходно исполняет своё соло. Энергичная часть сменяется более лиричной, и тревожность, вызванная мастерством исполнительницы, разом спадает. Музыка прерывается, достигая, казалось, своего завершения, однако тут же продолжается, начиная новую часть — более бурную, порывистую и эмоциональную. Видим ли мы Мефистофеля в этой музыке? Безусловно. Мы, кажется, ощущаем его незримое присутствие и будто холодящее затылок дыхание. Мелодия затихает, снова становясь более нежной, однако ненадолго, потому что вскоре она опять набирает темп и возвращается к прежнему драматическому состоянию.

Если бы не произошёл переход от фортепиано к органу, я бы не поняла, что началось новое произведение. «Пассакалия и фуга c-moll» Иоганна Себастьяна Баха объявления не удостоилась. Солирующий инструмент снова осветили подвешенные над сценой софиты. В лучших традициях полифонии, орган исполняет многоголосую партию. Мотивы следуют один за другим, то сливаясь воедино, то распадаясь на множество перекликающихся частей. Одной рукой переворачивая ноты, а второй продолжая вести мелодию, Ольга Котлярова эмоционально исполняет произведение. Полифония Баха, сыгранная на органе, а не на более привычном фортепиано звучит необычно, но по-особенному правильно. Эффектная кульминация не заставляет себя ждать, а гармоничный финал позволяет радоваться. В промежутках между произведениями постоянно происходит странное шевеление в зале. Опоздавшие проходят на свои места, кто-то вскакивает с места и уходит с концерта, будто он уже окончен. Однако то, что слушатели имеют тактичность не ходить по залу во время выступления и не мешать наслаждаться музыкой, крайне радует.

Следующее произведение Вольфганга Амадея Моцарта — Lacrimosa (Реквием) представили как «Страшно красивую музыку», и действительно: в лиричной, романтично-грустной, имеющей стремительное развитие музыке чувствуется горечь и печаль от потери близкого человека.

Следующее произведение неожиданно для нас, его название вновь не было оглашено. На сцене появляется скрипка. Екатерина Будникова (скрипачка) в ансамбле с Евгенией Немцевой (пианисткой) исполняет знакомую почти каждому мелодию, давая возможность вживую насладиться прекрасной музыкой, которую иногда используют в качестве саундтреков к разным фильмам. Это Камиль Сен-Санс “Danse macabre” (Пляски смерти). Если бы мне нужно было описать это произведение в двух словах, то я бы сказала, что оно загадочно-тревожное. Музыка ни на секунду не даёт покоя, постоянно держа слушателей в напряжении и лишь под конец такой настрой сменяется нежной, трагичной темой.

Так же, как и предыдущее произведение, «Прелюдия на тему BACH» Ференца Листа началась без представления. Вот вступает орган, и мы начинаем мечтать о разрешении всех сложных ходов, представленных нам и, конечно же, о возвращении в основную тональность. Череда эмоциональных аккордов знаменует начало тревожной одноголосой мелодии, перерастающей в тяжёлое, выразительное сочетание звуков. Виртуозное исполнение сложнейших фигур заставляет задерживать дыхание, а переход от пассажей к резким аккордам — и вовсе вздрагивать, сидя на своём месте.

Хоральная прелюдия “Ich ruf zu dir, Herr Jesu Christ” Иоганна Себастьяна Баха, конечно же, не нуждается в представлении. Это произведение снова исполняется на органе. А мы тем временем сделаем вид, что не заметили, как софит подсветил микрофонную стойку, а потом, не дождавшись объявления, потух. Всё то время, что звучит музыка, мы будто отдыхаем от большого потока эмоций, сопровождавших предыдущие темы. Ровный ряд звуков даёт возможность расслабиться от бурных переживаний, дарит спокойствие и возможность приготовиться к следующему произведению.

Людвиг Ван Бетховен и его последняя «Девятая симфония» радует нас не только знаменитым мотивом, но и голосом ведущего-невидимки, по которому мы уже успели соскучиться. Резкое начало фортепианного соло поражает слушателей. Видно, что пианистка сама наслаждается музыкой и собственной игрой. Звучит самая знаменитая тема симфонии. Одноголосие перерастает в многоголосие, приобретая небывалую торжественность. Со вступлением органа музыка становится гораздо тревожней, однако соло рояля заново возвращает торжественно-восхищённые чувства. В конце произведения под бурные овации на середину сцены выходят солистки и, взявшись за руки, кланяются. Зал в восторге от, наверное, самой знаменитой музыки сегодняшнего вечера.

Следующая мелодия, исполняемая органом, на удивление светла. Она будто предвещает цветущую весну, она сеет покой и свет. “Ave Maria” Ференца Листа дарит именно такие эмоции. Я считаю правильным решение поставить такое произведение последним. Именно эта музыка как нельзя лучше ставит финальный аккорд, разрушающий атмосферу тревожной таинственности, царящей после предыдущих произведений.

Полутьму, всё это время создававшую мистическую обстановку, разрушил яркий свет, и нам под бурные аплодисменты представили исполнителей.

Великолепно подобранный репертуар, виртуозное исполнение известных произведений и непередаваемая атмосфера сделали этот концерт блестящим и, даже несмотря на некоторые неудобства, мы смогли получить удовольствие от, без сомнений, прекрасной музыки.

Текст: Валерия Алтухова
Фото: Ольга Замелюк

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Мистическая пятница с волшебными звуками органа"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.