«Гамлет Ричард Лир»: смешать, но не взбалтывать

Гамлет

Пожалуй, каждый театральный режиссёр живёт с соблазном, с грандиозным искушением не просто инсценировать литературные и любые другие тексты, но выпустить из глубин подсознания на сцену собственных демонов.

«Единственный способ избавиться от искушения — это поддаться ему», — сказал классик, известный как корифей боли, титан изломов и надрывов, маэстро глюков.

Кто-то с разбегу ныряет в этот мутный океан. Кто-то стойко сдерживает собственных монстров, понимая, однако, что «держаться нету больше сил». Главный режиссёр театра «Особняк» Юлия Панина сорвала стоп-кран и поставила густо замешанное «комбо» из текстов Шекспира — «Гамлет Ричард Лир».

Юлия Георгиевна не первый год работает с формой комбо-спектаклей. Наше знакомство пришлось на премьеру «Чайки над Вишневым садом», где фрагменты трёх пьес Чехова (две упомянутые в названии плюс «Дядя Ваня») мирно соседствовали друг с другом, чередуясь, но не смешиваясь. Потом был «Пер Гюнт» с весёлой сменой образов, тел, ролей в пределах одного произведения. Теперь же в спектакле заняты шестеро мужчин: кроме Гамлета и компании были замечены Ромео и Яго, чередующиеся с особами королевских кровей. И ни одной женщины.

«Насмотревшись Тарантино, мне стало интересно, что делают мужчины в отсутствие женщин, о чём они говорят. Оказалось, что они говорят о женщинах».

Юлия Панина в известном смысле возвращается к истокам. Действительно, во времена Шекспира на сцене были только мужчины, они же исполняли и все женские роли. Это же мы видим в «Особняке». Когда Константин Гаёхо озвучивает женские реплики, например, начинает едва ли не речитативом читать Джульетту, подыгрывая Роману Веберу, в его фигуре, голосе, мимике появляется что-то от великого Александра Ленькова и его Бабы Яги.

К несомненным достоинствам постановки стоит отнести её динамику, плотность действия, отсутствие провалов по темпоритму и на удивление небольшую продолжительность. «Гамлет Ричард Лир» получился странный, но ненавязчивый.

«Артистам очень сложно: они не знают историю, которую я имела в виду. Ребята оказались живее, чем моя история. У каждого есть своя установка и свой мир, но все они куда-то вылезают».

Собирая вместе персонажей разных пьес, перемешивая их и заставляя взаимодействовать друг с другом, мы создаём для них альтернативную реальность. Как бы повёл себя Гамлет, будь рядом с ним не Розенкранц и Гильденстерн, а, например, Ромео? Как бы сложилась история датского королевства, будь на месте Гамлета Яго?

«Без пристального, почти медицинского осмотра себя, особенно перед вступлением в новую фазу, невозможно. Поэтому любой художник, если можно так сказать, автопортретичен».

Переставляя шекспировских героев, словно фигуры на шахматном поле, Юлия Панина моделирует собственные жизненные альтернативы и пытается ответить на важные для себя вопросы. Например, на вопрос: «Что было бы, если?» Что бы она ни задумала — развестись, родить ребёнка, уехать от нас всех очень далеко, — её партия ещё не доиграна. Шестеро мужчин ещё не сказали ей что-то главное. Как, вероятно, не сказал и седьмой. Шекспир. Уильям Шекспир.

Текст: Евгений Веснин
Фото: Юлия Капп

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "«Гамлет Ричард Лир»: смешать, но не взбалтывать"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.