Юрий Сапрыкин раскрыл «Тему» мизантропии и ангажированности

Тема

В Павильоне Новой Голландии в воскресенье, 30 сентября, журналист и критик Юрий Сапрыкин на очередной встрече киноклуба журнала «Сеанс» представил фильм «Тема» режиссёра Глеба Панфилова.

Юрий Геннадьевич пересказал зрителям историю демонстрируемой кинокартины. В конце 70-х годов из Госкино поступил заказ на фильм, в котором была бы показана несостоятельность диссидентов, эмигрирующих из страны. За него взялся Глеб Панфилов, но при условии, что сценарий они напишут с Александром Червинским. Получившаяся картина совершенно не понравилась кинематографическим и партийным чиновникам, из-за чего фильм «Тема» отправили пылиться на полке почти на десять лет.

«В этом фильме плохо всем. Его мрачность и пессимизм, даже на фоне душной атмосферы позднего “застоя”, выглядели невозможно, совершенно запредельно», — отметил критик.

«Тему» выпустили в прокат после V съезда Союза кинематографистов, где запустили процесс возвращения на экран запрещённых кинолент. Таким образом работа Глеба Панфилова стала частью «перестроечной» кинематографической волны. В 1987 году фильм получил четыре приза на Берлинском кинофестивале, в том числе главный — «Золотой медведь», однако на Родине отошёл на второй план на фоне более актуальных работ.

На роль главного героя — драматурга Кима Есенина, переживающего творческий кризис, режиссёр рассматривал нескольких актёров. Среди кандидатур были Иннокентий Смоктуновский и Алексей Баталов. Но в итоге роль отдали Михаилу Ульянову. «Выбор Михаила Ульянова кажется неожиданно точным, потому что его образ к тому времени уже сложился: как бы сказали в 90-е, это типаж “крепкого хозяйственника”», — пояснил Юрий Геннадьевич.

Кризис, в котором пребывает герой, — это кризис выбора темы для новой пьесы. Ким Алексеевич работает над «Словом о полку Игореве», что отсылает зрителя к эпохе: для конца семидесятых характерно обращение к истокам — не советским, а гораздо более древним. Погрязший в мелочах повседневности писатель приезжает в Суздаль в поисках переосмысления своей жизни. Но нравственное перерождение, которое так вожделеет персонаж, не происходит. Его нет и в помине, о чём прекрасно отдаёт себе отчёт писатель. При этом мужчина легко и наивно очаровывается неким высоким образом, вызывающим в нём кратковременное желание что-то изменить. Саша Николаева — парадоксальный персонаж: в ней сочетаются и детская наивность, и прямолинейность, граничащая с цинизмом.

«Тот самый диссидент, которого требовало показать Госкино, это, пожалуй, самый настоящий и заслуживающий уважения образ», — так Сапрыкин описал «бородатого», возлюбленного Саши Николаевой. Появляясь в небольшом эпизоде — сцене прощания перед отъездом в Америку, он при этом является одним из ключевых героев фильма.

Завершая предварявшее показ выступление, Юрий Геннадьевич попросил аудиторию обратить внимание на световые метафоры: в начале фильма показаны белые заснеженные поля, главного героя сравнивают с маяком и факелом, в эпизодах фигурируют яркие лампы, а в конце фильма сгорает автомобиль Кима Есенина.

Текст и фото: Дарья Герцева

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Юрий Сапрыкин раскрыл «Тему» мизантропии и ангажированности"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.