А свет — он там… За спиной…

Талановой

Прочитала роман Галины Талановой «По волнам, по океанам…», изданный в период пандемии в издательстве «АСТ» (2020), — и подумала о том, что лучше стала понимать состояние героев после карантина, когда большинство из нас были вынуждены барахтаться в волнах, отплёвываясь от солёно-горькой воды, лелея призрачную надежду выйти с «удалёнки» в реальный мир.

по волнамВот и главные герои книги Галины Талановой живут в Сети, и подчас жизнь их там оказывается ярче, чем обыденная, где все дни похожи на старые серые доски в заборе, перемахнуть через который никто из героев не решается:

«…И даже натягиваем на этот забор в три ряда колючую проволоку и вешаем замок помассивнее на узенькую калитку, в которую можно протиснуться только поджарым боком. Не подходи: это моя крепость!.. Но так легко перемахнуть через колючую ограду — надо только кинуть на неё ватник да пару стареньких лоскутных одеял…», — с печалью отмечает автор.

Эта книга об обречённости на одиночество и иллюзиях о том, что любовь когда-нибудь да встретится.

Собственно говоря, книга состоит из трёх частей. В первой части у героини романа Светланы идёт вполне реальная жизнь с трагической развязкой, когда неожиданно умирает любимый муж героини, — и жизнь сразу становится чёрно-белой, как тени на стене. Однако после зимы с её скудностью красок в жизнь чаще всего возвращается весна. Светлана влюбляется, и не в кого-нибудь, а в художника, казалось бы, умеющего раскрашивать чёрно-белые картинки её вялотекущей жизни в яркие тона… Но тона эти только усиливают состояние её душевной дисгармонии и тревоги. В них превалирует цвет пожара и заката, а художник оказывается просто «магом», зарабатывающим умением создать иллюзии в головах людей.

Пытаясь справиться с депрессией после разочарования в новом любимом, Светлана пускается на поиски отдушины в социальных сетях. Кто из нас этим не грешил этим даже тогда, когда можно было жить, не соблюдая «социальную дистанцию»? Так начинается вторая часть книги, виртуальное общение перекочует и в заключительную часть романа. На странице «Вконтакте» она натыкается на парящий чёрный профиль человека, похожего на птицу, и узнаёт в нём своего давнего знакомого. Она становится соглядатаем и исподтишка наблюдает за его жизнью, будто подглядывая в замочную скважину. Она выясняет, что её старый знакомый разрабатывает обучающие программы для школьников, то есть, как он говорит про себя, «живёт в Сети». Изучая записи на стене профиля человека, приплывшего из её юности, она узнаёт, что в его реальной жизни не всё гладко: новое семейное партнёрство с подругой, годящейся ему в дочери, не приносит счастья, да и дочь относит течением от него всё дальше и дальше… Его, как героя греческой мифологии, зазываемого звуками сирен и подхваченного морской стихией, уносит волнами в неизвестность. Его и зовут Одиссеем… А сирены… Сирены — это и не женщины вовсе… Это творческое вдохновение, что гонит его от дома. Но именно на просторах «голубого океана» он встречает женщину, мимо которой прошёл в юности и переписка с которой затягивает его как омут…

Им будет суждено встретиться со Светланой в реальной жизни, но «не судьба»… Его судьба тащить семейный воз, который по неосторожности на себя взвалил, и жить со слепнущей молодой подругой и тёщей, оказавшейся прикованной к постели, а ещё — решать проблемы с её сестрой.

«…Отчего наша судьба — проживать чужую жизнь, и даже если очень хорошо понимаешь, что это — не твоя судьба, то бываешь не в состоянии вырваться из незатейливых сетей обстоятельств, что оказываются сплетёнными из невидимых нитей, разорвать которые становится невозможным? Они оплетают, опутывают тебя, как паутина бабочку, не заметившую невесомую сетку, налипающую осенней изморосью на твоё лицо, затуманивающую и заклеивающую твои воспалённые глаза, залепляющую твой пересыхающий рот, утяжеляющую и крепко связывающую шёлковые крылья, обдирая с них защитную пыльцу, без которой не взлететь…»

Театр теней, подвижный и интригующий, живёт на стенах социальных сетей, как на ярких заплатках горящих окон дома в ночном городе.

Этот настенный театр присутствует в жизни и подруги Одиссея, разыскивающей следы своей первой сильной любви к человеку, образный язык которого — язык пантомимы и театра теней… Театр теней — это и чёрно-белые фотографии дочери героя, осознанно убирающей из фотоснимков цвет, чтобы рельефнее передать смысл отображаемого мгновения…

И всё же цвет в нашей жизни появляется, когда приходит любовь или мы создаём её иллюзию и этим живём. И тогда зимой сквозь белый снег прорастает зелёная трава. И пусть виртуальное общение — это лишь неловкий побег от одиночества, но ведь оно рождает надежду на встречу с родной душой и иллюзию, что человек не одинок, и даёт ему силы жить дальше.

Стиль романа — весьма поэтичен и филигранен. Приведу несколько метафор:

«…Невесом, как пух, поцелуй в щёчку на прощание. Но ему почему-то захотелось прикоснуться губами к её щеке, ощутить запах увядающего яблока, прорастающего коричневыми пятнышками…»

«…Живут, будто на расколотой льдине… Льдина треснула — и они оказались по разные стороны от пугающей чёрной ледяной бездны…»

«…Радость медленно росла, словно набухающие почки, грозя в один недалёкий день выстрелить зелёным листком…»

Это очень необычный текст, где смешались глубокая философская афористичность, трагизм бытия, дневниковые записи, тонкий подтекст, который каждый читающий осмысливает по-своему, как мы разгадываем на Святки картинку, что видим на стене от вороха подожжённой бумаги, пытаясь узнать будущее. А свет — он там… За спиной… На блюдечке с голубой каёмочкой, где горят скомканные письма из юности, когда мы точно знали, что встретим свою единственную и большую, длиною во всю жизнь, любовь.

Александра Багречевская, литературный критик

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "А свет — он там… За спиной…"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.