Вавилон — это состоянье ума

вавилонская

Четвёртый онлайн-спектакль из цикла «Вавилонская прогулка» был представлен в основной программе фестиваля «Точка доступа» 15 июля.

Четверо перформеров, незнакомых друг с другом, гуляют каждый по своему родному городу в России и Эстонии, будучи подключёнными к видеоконференции в Zoom. Один из постановщиков спектакля Дмитрий Крестьянкин, известный читателям ОПЦ по участию в Маршруте Старухи, показывает в своём окошке карточки с вопросами, написанными сразу на двух языках, а перформеры отвечают на них в строгом порядке: Питер, Таллин, Ивангород, Нарва. При этом резиденты российских городов говорят по-русски, эстонских — по-эстонски. Во время ответов они включают фронтальную камеру и транслируют себя, в остальное время зрители наслаждаются четырьмя параллельными пейзажами.

Представляющий город на Неве Кеша стартует с 10-й линии Васильевского, примерно от факультета географии и учебной телестудии СПбГУ, и движется по ней в сторону Большого проспекта. Проходит мимо Академии Минюста, потом сворачивает в проходные дворы и постепенно добирается до набережной Лейтенанта Шмидта. Забавно, кстати, что в середине июля пасмурно только у нас, а в трёх других городах светит солнце.

Если первые вопросы совершенно нейтральны и безобидны («Нравится ли вам шум моря», «Какое у вас любимое место в городе» и т.п.), то примерно на десятой минуте становится интересно. Как гром среди ясного неба звучит вопрос: «Что для вас значит 1991 год?» (год распада Советского Союза и оформления Эстонией вместе с другими прибалтийскими республиками нынешней государственности). Кеша, гениально олицетворяющий современную российскую молодёжь из крупных городов, инфантильную и бессмысленную, тут же сливается: «Ничего не значит, меня ещё не было на свете». Речь о том, чтобы почитать учебник или спросить у старших, даже не заходит. Ирина Демидова из Ивангорода также не спешит заниматься геополитическими обобщениями, но хотя бы упоминает, что в то время рядом с её родным городом внезапно появилась государственная граница, которой не было ранее. Очень интересно было бы понять ответы «наших эстонских партнёров» — для них это был год торжества, а не национального позора. Но увы — эстонский я не знаю, а перевод или субтитры не предусмотрены форматом Zoom-спектакля.

«Мы видим, как люди, даже если и не понимают слово в слово, что говорят другие, тем не менее, чувствуют общий контекст, — рассуждает Дмитрий Крестьянкин в беседе с корреспондентом ОПЦ. — В этом смысле спектакль — очень даже про понимание. По крайней мере, так я это ощущаю».

Следующий вопрос, сразу после 1991 года, необычайно уместен и прекрасно укладывается в концепцию трансграничного диалога: «Гордитесь ли вы своей страной?». Кеша стойко удерживает планку мыслительной деятельности ниже нуля, не позволяя ей уйти в плюс. Ирина говорит в ответ банальности про великих писателей. Эстонские перформерки остаются в собственном языковом пространстве. Обе они очень красивы, отчего их недоступность огорчает ещё больше.

«Суть не в том, что мы имеем разные мнения, отвечаем по-разному на одинаковые вопросы, а в том, что мы вообще отвечаем на них, — продолжает Дмитрий. — Важна сама попытка пройти этот путь. Мы четверо поддерживаем и оберегаем друг друга. Вокруг виды разных городов, у нас разные взгляды, но при этом мы вместе».

Внезапно жительница Нарвы Серафима Колодкина на вполне вменяемом русском произносит: «Где родился, там и пригодился». Оставим в стороне шутки покойного Михаила Задорнова о прибалтах, знающих русский, но притворяющихся для понта. Но было неожиданно.

На вопрос о любимом национальном блюде всем четверым нужно ответить одновременно. В девичьем щебетании тонет голос Кеши, успевшего выдвинуть тезис о том, что его национальное блюдо — яичница. А угадайте, кто в очередной раз слился в ответ на просьбу спеть песню?

Три предыдущие Zoom-прогулки также связаны с «Точкой доступа»: первые две прошли ещё весной в рамках спонтанной программы фестиваля, третья — за день до описываемой ниже четвёртой. По словам Крестьянкина, только во время второй прогулки — по республикам бывшего СССР — все её участники говорили по-русски.

«Вавилонская прогулка» потому «вавилонская», что означает хаос и дистанцию непонимания или попытку выстроить диалог?

В конце 90-х годов известный политтехнолог и менеджер в сфере современного искусства Марат Гельман создал сайт Gif.ru со слоганом: «Искусство против географии». Смысл его был в том, что Интернет поможет преодолеть огромные расстояния в России и связать художников друг с другом.

«На сайте в один ряд стояли новости из столиц и из глубинки, — поделился воспоминаниями Марат Александрович. — Мы действительно расширили географию мест, где происходят важные для культуры события».

Как же оценивать новую «ковидную» реальность, которая вытолкнула художников в онлайн? Мы стали ближе друг к другу или отдалились?

«Сложный вопрос, — отмечает Марат Гельман. — В целом это всё-таки суррогат выставок, суррогат спектаклей и концертов. Новую аудиторию так точно не завоюешь, но для постоянной “преданной” аудитории это лучше, чем молчание. При этом у отдельных художников именно в это “экранное” время случились 15 минут славы».

Также неоднозначно оценивает виртуальную коммуникацию и Дмитрий Крестьянкин: «У меня есть ощущение, что события последних месяцев дают нам возможность посредством интернета стать ближе, но не гарантируют преодоление расстояния. К сожалению…»

Текст: Евгений Веснин
Фото: скриншот из спектакля

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Вавилон — это состоянье ума"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.