Как я писал ЕГЭ

ЕГЭ

В четверг, 22 февраля, были опубликованы результаты пробного экзамена по русскому языку, который прошёл двумя днями ранее в рамках акции «Единый день ЕГЭ для родителей». Десять из почти полусотни участников акции в Петербурге выполнили задания безупречно.

«Журналист меняет профессию» — была такая рубрика в крупных советских газетах. Высококлассные мастера слова в поисках новых ощущений, а главное — для придания своим будущим текстам абсолютной достоверности, улетали в тайгу вместе с геологами, уходили на Северный полюс с полярниками, спускались в строящиеся шахты метро, отправлялись в патрулирование с милиционерами и дружинниками, ели солдатскую кашу, примеряли амуницию пожарных.

Времена изменились, и теперь «влезать в чужую шкуру» почему-то не принято. Но идея испытать самому всё то, что испытывают герои твоих публикаций, никуда не исчезла. Поэтому, когда из Комитета по образованию пришло приглашение осветить «Единый день ЕГЭ для родителей», я сразу попросил не просто аккредитовать меня, но записать в число тех, кто будет сдавать экзамен, пусть даже в сильно сокращённой версии.

Утром во вторник во Второй гимназии на Плеханова царило весёлое оживление. Дети всё так же бегали по коридорам и с нескрываемым удовольствием кричали, зато учительницы были преисполнены важности.

На втором этаже для проведения акции выделена целая рекреация. Там уже стояла рамка металлоискателя, а за перегораживающими проход партами сидели сотрудницы гимназии со списками. Первая проверка паспорта, сдача на хранение мобильного телефона — и можно проходить через рамку. Без связки ключей и мелочи я всё равно «звеню». «У нас дети даже ремни снимают!» — почему-то с гордостью говорит женщина, обслуживающая рамку. Но до ремня не дошло, меня пустили и так — всё-таки экзамен не совсем настоящий.

Подойдя к аудитории № 1 и найдя себя в списке под номером 1, я второй раз предъявил паспорт, оставил сумку на парте у входа и зашёл внутрь. На одноместных партах, представлявших собой почти идеальный куб, сверху наклеены номера.

Сев за свою парту, осмотрелся. Александр Друзь рассказывал директору лицея № 239 о непростых отношениях с налоговой инспекцией, хвалил коллегу по ЧГК Михаила Скипского и шутливо огорчался, что не получает государственных наград. Несколько раз в нашу аудиторию заглядывали телевизионные коллеги и выдёргивали Александра Абрамовича для очередного синхрона.

В десять утра представители гимназии торжественно прочитали инструкцию по сдаче экзамена. Вскрыли конверт с компакт-диском, на котором были записаны задания, и распечатали контрольно-измерительные материалы в присутствии экзаменующихся. В 10:18 в нашей аудитории начался экзамен.

В течение получаса нам предстояло решить семь заданий и написать специфическое сочинение по предложенному рассказу. Специфика сочинения состояла в том, что буквально каждая его фраза была подчинена чёткой и строгой инструкции. «Определите главную проблему, которую ставит в своём тексте автор. Обоснуйте своё решение цитатами из текста. Не увлекайтесь избыточным цитированием. Сформулируйте собственное отношение к позиции автора. Приведите несколько аргументов, основываясь на личном читательском опыте…»

Первые семь заданий «с кратким ответом» вопросов не вызвали. Некоторые из них («выберите правильное пропущенное слово из шести вариантов») можно было решить логически, методом исключения. Для других пришлось слегка вспомнить школьную программу («выберите слово с пропущенной безударной проверяемой гласной в корне»). А при расстановке запятых в стихотворных строках Есенина больше времени я потратил не на сами запятые, а на корректную с точки зрения правил ЕГЭ запись ответа. В этом месте я единственный раз воспользовался технической консультацией организаторов.

В 10:48 нас попросили отложить чёрные гелевые ручки в сторону и сдать все листы единой пачкой. Экзамен закончился — слишком быстро и как-то даже мало. Признаюсь, мне настолько понравилась процедура, что я охотно сдал бы полноценный, «по-хардкору» ЕГЭ по русскому языку. Но только при всех прочих равных: когда мне сорок, а не семнадцать, когда на меня не давит груз ответственности и не накручивают учителя и родители, и когда после выполненной работы можно выйти на мороз и неспешно пойти в сторону Невского, надеясь по дороге встретить самый вкусный в городе утренний кофе.

Текст: Евгений Веснин
Фото: пресс-служба Комитета по образованию

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Как я писал ЕГЭ"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.