Адепты хаоса управляют машинами влияния

влияния

Лекция неподражаемого Виктора Мазина «От человека-машины — к машине влияния» прошла в среду, 28 июня, в медиацентре Новой сцены Александринского театра.

Виктор Аронович разделил лекцию на три смысловых блока. В первом блоке он раскрыл образ «человека-машины», впервые появившийся в XVIII веке и уходящий корнями во времена Платона и Эсхила. Во второй части подкрепил этот образ цитатами из Фрейда и Эрнста Каппа, а в третьей посвятил слушателей в тайну «машины влияния».

В 1748 году появилась книга французского энциклопедиста Жюльена Офре де Ламетри «Человек-машина». Ламетри рассматривает человека как самостоятельно заводящуюся машину, подобную часовому механизму.

По мнению Виктора Мазина, XVIII век очень напоминает начало века XXI своей верой в науку и расцветом энциклопедизма: «Люди создали машину под названием “компьютер”, а потом стали моделировать себя, ориентируясь на созданную ими же машину».

При этом восприятие человека как искусственного существа бытовало задолго до времён Декарта и Ламетри. Согласно Платону, слабоумный титан Эпиметей, брат Прометея, раздавал всем живым существам способности. Орёл получил возможность парить на высоте и острое зрение, чтобы с высоты высматривать жертву; слепой крот смог зарываться в землю, чтобы его не увидел ни один орёл. Только людям от Эпиметея не досталось ничего. Тогда Прометей принёс им вместо естественных способностей божественный огонь, благодаря которому у людей появились искусственное тепло, искусственное освещение, приготовленная на огне пища и многое другое. А для того, чтобы люди не перебили друг друга, их наделили стыдом.

Эту легенду из диалога «Протагор» Виктор Аронович считает ключевой для понимания всей современной медиафилософии. Об этом же говорил Эсхил в трагедии «Прометей прикованный»: никаких способностей, кроме искусственных, у человека нет.

В 1930 году Зигмунд Фрейд написал книгу «Неудобства культуры», в которой развивал мысль о том, что культура, призванная защищать человека, на самом деле его закрепощает и ограничивает. Также в книге формулируется так называемая «теория протезов». Её смысл заключается в следующем: от рождения человек очень слаб, но, благодаря техническим средствам, он оказывается подобным богу.

Теории Фрейда о протезах предшествует малоизвестная теория Эрнста Каппа, написавшего в 1877 году книгу «Основы философии техники». Технические средства, именуемые Фрейдом «протезами», Капп называет «проекциями».

Идея подчинения «протезами» и «проекциями» самого человека в полной мере воплощается в концепции «машины влияния».

«У меня начинается паранойя, когда машины начинают меня приветствовать, — признался лектор. — Когда мне приходят SMS от машины под названием “Мегафон” о том, что она рада меня видеть и приветствует при пересечении границы, мне это не нравится. Получается, что машины за мной следят».

По словам Виктора Ароновича, в психиатрических больницах за несколько веков было описано много «машин влияния», но наибольший интерес представляют две из них: первая в истории (пневматическая) и электрическая. На рубеже XVIII и ХIX веков первую «машину влияния» изобрёл, описал и даже нарисовал пациент старейшей в Европе Вифлеемской королевской больницы, известной также под названием «Бедлам», Джеймс Тилли Мэтьюз. Его лечащий врач Джон Хаслам в 1810 году написал книгу «Иллюстрации безумия», благодаря которой концепция «машины влияния» стала достоянием общественности.

Задача «машины влияния» — мучить человека, который попал под её действие. Так, по словам Тилли Мэтьюза, его машина установлена недалеко от больницы, её обслуживает банда из семи человек: трёх женщин и четырёх мужчин. Пациент утверждал, что подобных машин в Лондоне немало, и все они влияют на различных политических деятелей, в том числе, контролируют самого премьер-министра Великобритании. Цель преступников очевидна — сеять в Европе смуту. Люди, управляющие «машинами влияния», являются в чистом виде «агентами хаоса».

Бред «машины влияния» возник благодаря стремительному развитию двух технических дисциплин: химии газов (пневматологии) и «животного магнетизма» Мейснера. Сбоку у машины, по словам Мэтьюза, находятся бочки, содержащие выделения из ануса лошади, зловонное дыхание человека, различные испарения жаб.

Машина оказывает несколько видов влияния: разрывает мозг на части, вытягивает мозг по вертикали или смещает рот с лица на колено.

Следующая лекция Виктора Мазина будет посвящена электрической «машине влияния», описанной через столетие после Джеймса Тилли Мэтьюза.

МазинВиктор Мазин, психоаналитик:

«Если взять новый сезон сериала “Твин Пикс”, там можно увидеть любопытную иллюстрацию мысли о «человеке-машине». Одному из персонажей говорят: “Ты был сделан искусственно”. А перемещение Купера из вигвама в реальный мир было связано с электричеством, как и вторая “машина влияния”.

Говоря о Линче, сразу нужно заметить, что весь кинематограф является большой “машиной влияния”. Если двадцать пять лет назад мы надеялись на то, что сюжет в первых двух сезонах “Твин Пикса” разворачивается вполне логично, нужно только его понять, посмотреть внимательнее, то сейчас мы начисто лишены такой надежды. Пойду смотреть очередную серию и буду думать над этим вопросом».

Текст и фото: Евгений Веснин

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Адепты хаоса управляют машинами влияния"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*