Татьяна Таран: «Писатель может прожить множество жизней»

Писательница из Владивостока Татьяна Таран рассказывает «Охтинскому пресс-центру» о жизни у моря, разнице во времени с Москвой и трудностях с дистрибуцией своей первой книги.

— Расскажите о родном городе, о ритме жизни, идеях и мечтах, которые присущи людям Владивостока?

— Каждое утро я подхожу к окну и вижу залитую солнцем бухту Золотой Рог. Привычно осматриваю причалы: много ли пароходов зашло в порт? Есть грузы — есть работа докерам, экспедиторам, декларантам, водителям, продавцам и ещё сотням и тысячам моих земляков. Значит, жизнь продолжается. Портовый город динамичен, открыт сотрудничеству и здесь всегда свежий ветер с моря.

Для нас солнце встаёт на семь часов раньше, чем для столичных жителей. С годами это обстоятельство сформировало здесь особую категорию людей, привыкших во всём брать ответственность на себя. Тайфуны, снегопады, ураганные ветра — со всем этим нужно бороться сразу, самим, не дожидаясь, пока наступит день в Москве, а с ним — и распоряжения министров. Добавьте к этому здоровый авантюризм в генах людей, приехавших осваивать Владивосток всего лишь 157 лет назад.

За всех жителей города сказать не могу, но в моём окружении в основном оптимисты, искренне любящие свой город. Здесь быстро говорят, быстро принимают решения, здесь всё — быстро. Если нет пробок, город из в конца в конец можно проехать за полчаса, но в снегопад и гололёд дорога домой для автомобилистов может затянуться на часы. Стихия!

Таран— Ваша дебютная книга «Список мечт» — это повести и рассказы о людях. Все истории взяты из жизни или что-то Вы придумали?

— В моей книге две повести и два рассказа. Первая повесть называется «Барышня и капитан», в ней есть такая фраза «полгорода жителей связаны с морем, остальные ждут на берегу». О чём она? О том, что специфика города определяется его географическим положением. Но город ведь состоит из людей. Время, которое описывается в повести, — середина 90-х годов. Тогда морских и рыбацких организаций во Владивостоке было столько, что в каждой семье кто-нибудь «морячил». Сюда можно добавить ещё и военных моряков. У нас три высших морских учебных заведения, которые готовят гражданских, военных моряков и специалистов для рыбного хозяйства. Какой город может ещё этим похвастать? В Санкт-Петербурге, насколько мне известно, их два.

Поэтому капитан, старпом, рейс, вахта — это термины, которые многие владивостокцы слышат с детства. А к ним прилагаются интересные судьбы, встречи, расставания… Я не могу сказать, что история про балерину («барышня» — выпускница московского хореографического училища) и штурмана дальнего плавания из Приморья, описанная в этой повести — стопроцентная правда. Но это — синтез множества разных историй, услышанных мною (а иногда и прожитых лично) за десятилетия в этом городе. В моих текстах читатели иногда узнают себя или знакомых — но речь не о них конкретно, а о типичных событиях из приморской жизни.

— В каких магазинах можно найти Вашу книгу?

— С распространением книги дело обстоит не очень хорошо. Я занимаюсь этим в одиночку, и это Сизифов труд. По счастью, мне пошли навстречу в местном книготорге, обладающем сетью из 21 магазина в Приморском крае. Продажи идут, и для дебютной книги весьма неплохо. Но дальше региона движения нет. Магазины интернет-торговли с частными авторами не работают, а во Владивостоке нет ни одного издательства, которое бы отправляло книги на OZON или Лабиринт. Сейчас я занимаюсь размещением книги в электронном формате на издательской площадке Ридеро, чтобы с моим творчеством смогли познакомиться все желающие.

Эта менеджерская работа отвлекает от основной задачи автора — писать. Но ни литературного агентства, ни людей, занимающихся продвижением авторов и их книг, во Владивостоке нет.

Авторы печатают свои книги, местные магазины принимают их на реализацию. Но ёмкость рынка невелика, поэтому нередко тираж книг составляет всего 300–400 экземпляров. Этой осенью мне предложили стать организатором Литературной гостиной в рамках Дальневосточной книжной ярмарки, и я встречалась со многими приморскими писателями и поэтами, поэтому знаю о положении вещей. Авторы, которые издаются в Москве, находятся под патронажем, их книги продвигаются централизованно, в общем отлаженном потоке продукции издательств. Из столицы на периферию течёт полноводная книжная река, а из владивостокских книг в обратную сторону не сформировался даже тоненький ручеёк. Хотя книги здесь издаются, и немало. Почти каждую неделю проходят презентации в книжных магазинах и библиотеках.

Мне оказалось проще договориться о продаже моей книги в Токио, в магазине «Наука.Джапан», чем в Москве. Японцы уже покупают мой сборник, его рекомендует говорящий по-русски директор магазина Наотака Мураками как книгу, написанную лёгким языком, для изучения живого русского языка. Господин Мураками ежегодно приезжает к нам на книжную выставку «Печатный двор».

Благодаря Фейсбуку я смогла наладить связь с авторами, живущими в центральной части России, получить от них дельные советы по продвижению книги. И вот это интервью тоже появилось благодаря случайной встрече в социальной сети.

— Читатели пишут Вам отзывы? Насколько для Вас важен отклик?

— Отзывы читателей для меня очень важны. Мнения друзей и родных принимаются как очевидные, но интереснее мнение людей, которые меня не знают. Мне пишут отклики в социальных сетях и в личных сообщениях в мессенджерах. Недавно пришло сообщение от жительницы Ростова-на-Дону: «Ваша книга интересная и вкусная, как приморские шоколадки с морской капустой, и она после прочтения пошла по рукам!». То же самое написали из посёлка Мильково Камчатского края: «Книга Ваша ушла в народ, гуляет по рукам». Мне кажется, если незнакомые мне люди, прочитав «Список мечт», захотели поделиться ею с другими — это для автора лучший комплимент. Я отправляю книги по запросам через Почту России, потому что не вижу другого способа. И на сегодняшний день моя книга дошла к читателям в Уругвай, Австралию, Казахстан, во множество городов России.

— Каким Вы видите Вашего читателя?

— Я не пишу для какой-то определённой социальной группы и не обращаю внимания на конъюнктуру. Мне важно рассказать то, что есть у меня в голове и в сердце. Знаю точно, что среди моих читателей есть как совсем юные девушки, так и 91-летняя дама, потому что они приходили ко мне на читательские встречи за автографом. В читательских откликах есть мнения взрослых мужчин, литераторов, журналистов. Тема взаимоотношения полов начинает интересовать всех примерно с начальных классов школы. И не заканчивается никогда, мне кажется…

— Расскажите о семье, о родителях. Любовь к литературе у Вас с самого детства?

— Семья у меня полноценная, с крепкими корнями. У моих родителей было по десять родных братьев и сестёр, примерный подсчёт двоюродных родственников привёл к цифре из четырёх десятков. Мы все дружим, общаемся, хотя живем в разных городах России.

А что касается любви к литературе, то я никогда не делала на этом акцент. Просто всю жизнь читаю запоем. Мама говорила, что первая книга, которую я прочитала в пять лет, была «Сын полка» В. Катаева. Но я этого не помню. Родители волновались, что от бесконечного чтения у меня испортится зрение. Приходилось прятаться с фонариком и книгой под одеялом, чтобы не расстраивать их. В районной библиотеке небольшого городка в Амурской области, где прошло моё детство, сотрудница в какой-то момент сказала: мне больше нечего тебе предложить, ты уже всё прочитала у нас.

Отец работал на железной дороге и однажды его послали в Хабаровск строить мост через Амур. Из этой командировки он привез полный чемодан книг. Там было девять томов синих книжек без названия, на обложке которых стояли только имя и фамилия: Синклер Льюис. Конечно же, я прочитала их. Недавно узнала, что этот автор был первым американским писателем, получившим Нобелевскую премию в области литературы в 1930 году. Были ещё Ильф и Петров, другие авторы, я прочитала весь чемодан, и мы с отцом обсуждали эти книги.

— Какие писатели являются для Вас авторитетом? Вы любите путешествия?

— Эти два вопроса можно объединить. Потому что чтение книг — это тоже путешествие. В другие страны, в другую жизнь, в другие судьбы… Работая журналистом, я была во многих странах, и в путешествиях тоже. В Америке, Китае, Сингапуре, Японии, на Марианских островах… Но я люблю Владивосток. Мне нужно дышать этим влажным воздухом, ходить по кромке Амурского залива, обдумывая сюжетные линии.

Не могу сказать, что я безумно влюблена в какого-то одного автора. Предпочтений много, они разные — и в русской, и зарубежной литературе. Стараюсь читать всё из списка лауреатов книжных премий, слежу за новинками, посещаю все презентации книг местных авторов, покупаю их книги. У меня есть читательский билет в Библио ЛитРес с доступом к 750 тысячам книг. Вот бы мне в юности такую электронную библиотеку! Последняя книга, которую я там брала — «Бог дождя» Майи Кучерской.

— Поделитесь творческими планами?

— Интересно, отвечает ли кто-нибудь из авторов на этот вопрос так: «в планах — ничего больше не писать»? Мне кажется, однажды сочинив рассказ, повесть или роман, уже невозможно отказаться от того чувства эйфории, которое охватывает тебя во время сотворения текста. Переселяться в душу твоих героев, проживать их жизнь, совершать поступки, мучиться неразрешимыми проблемами, находить выход из тупиковых ситуаций для того, чтобы жить, творить, верить, любить — что может быть интереснее? Автору, как и режиссёру, художнику, людям других творческих профессий, даётся счастливая возможность прожить не только свою собственную, но и ещё множество других жизней. И это так увлекательно!

Поэтому планы у меня, конечно, есть. Вторая книга полностью готова в рукописи, это тоже сборник повестей и рассказов. Вы правильно заметили: эти произведения — о людях.

Ищу издательство. И продолжаю писать.

ТаранТатьяна Гавриловна Таран — российский писатель. Родилась в городе Завитинске Амурской области. Во Владивосток приехала на учёбу на факультет журналистики Дальневосточного государственного университета. После его окончания работала журналистом, специалистом по связям с общественностью, пресс-секретарём, редактором газеты. Публиковалась в приморских и федеральных отраслевых журналах и газетах, интернет-изданиях. Проживает во Владивостоке.

В 2017 году в дальневосточном издательстве «Рубеж» вышла её первая книга «Список мечт». Сборник повестей и рассказов написан в жанре социально-психологической прозы. Он отличается лёгкостью слога, но при этом — глубиной исследования самых трудных жизненных вопросов: сохранения семьи, любви и верности, противостояния трудностям.

Интервью: Александра Багречевская
Фото из личного архива Татьяны Таран

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Татьяна Таран: «Писатель может прожить множество жизней»"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.