Сергей Беседин: «Сейчас не получается отсидеться в башне из слоновой кости»

Беседин

У Александры Багречевской получилась на редкость гармоничная беседа, ведь её собеседник — Сергей Беседин. Так бы и беседовали ещё, а мы бы почитали потом.

Ваша первая книга «Охотники за пармезаном» доступна в сети. На Ваш взгляд, сейчас авторам легче или трудней достучаться до читателя? В СССР печатали самиздат, и он расходился сотнями тысяч экземпляров. Что происходит теперь, когда доступ разрешен?

Беседин— Насчёт сотен тысяч экземпляров — это, безусловно, преувеличение. Не было тогда такой множительной техники, а если и была, то только в доступе у очень непростых людей. Помните у Галича — «Эрика берёт четыре копии, вот и всё, и этого достаточно…».

Другое дело, что один экземпляр «Доктора Живаго» или «Мастера и Маргариты», самостоятельно скопированный и прошитый, могла прочитать сотня людей — это да, несомненно.

Насчёт свободного доступа в сети — безусловно, это так (хотя это больше относится к социальным сетям, на сайтах-публикаторах есть своя внутренняя цензура), но бумажные книги снова переживают эпоху самиздата и тамиздата. Некоторые очень интересные и талантливые авторы так и не нашли в России своих издателей — например, Полина Жеребцова, Сергей Лойко — между тем как за рубежом их книги прекрасно продаются. Сегодня социальные сети, безусловно, облегчают коммуникации и дают мне, например, возможность общаться из Европы, США, Израиля, даже Латинской Америки. Такого, конечно, не было ещё лет семь-восемь назад.

С другой стороны, писательским ремеслом прожить всё сложнее — бумажных книг покупают меньше, а электронные предпочитают скачивать бесплатно. В любом случае, и тогда и сейчас интересный автор в итоге найдёт дорогу к читателям.

— Расскажите о каждой из своих книг. Каков их посыл современному миру? Для какого читателя Вы работаете?

Беседин— Все три книги построены по одному принципу. Это ассорти или винегрет, как угодно. Есть одно крупное произведение, рассказы и фельетоны и главы из романов.

Мне кажется, читателю так интересней и он не успевает устать. Одна из повестей, например, посвящена обмену телами крупного российского политика современности (нет нужды его называть) и последнего российского императора, что влечёт за собой сразу две параллельных сюжетных линии.

Одна из книг — «Срочно в номер» — о буднях провинциальной редакции, особенно отдела продаж, тема, которой никто, кажется, со времен Чапека особого внимания не уделял. Посыл книг — то, что даже в самом грустном можно обязательно найти забавное и оптимистичное, то, что придаёт силы жить дальше.

В первую очередь меня поймёт, конечно, русскоязычный читатель, так как в книгах много советских и постсоветских реалий. И он, скорее всего, будет старше тридцати пяти, так как книги требуют определённого настроя и жизненного опыта.

— Ваши фельетоны, зарисовки опубликованы в газетах и журналах России и США. В основном это политическая сатира. Насколько писатель должен разбираться в политике и внедрять её в литературу?

— Политической сатиры в чистом виде у меня процентов 20 или 25. Другое дело, что вся нынешняя ситуация слишком политизирована и поляризована. Люди готовы подраться из-за Ивана Грозного или Александра Невского. На мой взгляд, это ненормально.

Трудно представить двух французов, всерьёз сцепившихся из-за Генриха Восьмого.

Мне кажется, в идеале писатель вообще не должен разбираться в политике, а создавать вневременные притчи-шедевры типа «Замка» Кафки. Другое дело, что сейчас не получается отсидеться в башне из слоновой кости. В политике начинаешь разбираться волей-неволей, особенно, когда пишешь фельетоны.

— Место рождения — Новосибирск. В Ваших текстах есть место родному городу и событиям юности, которые случились на его улицах?

— Новосибирск у меня в книгах всегда имеет место быть, но чаще всего под маской. То он Новоуральск, то приволжский город Постышев. Это что-то вроде интеллектуальной игры с читателем. Это очень своеобразный город, который появился только в 1893 году и сейчас уже насчитывает почти два миллиона жителей. Множество мигрантов — в ходе индустриализации, в ходе войны, после распада Союза… Всё это привело к тому, что город растёт очень быстро, но имеет какой-то флер неуюта, неустроенности. Огромное число горожан считают его перевалочным пунктом по дороге в Москву или в Европу, даже всю жизнь здесь проживая. И хотелось бы, конечно, чтобы он в итоге приобрел своё лицо и шарм, а не был просто большой барахолкой и транспортным хабом.

— Что Вам ближе: нон-фикшен или фикшен? Почему?

— Нон-фикшн с безумной примесью фикшна. Именно так, например, построена уже упомянутая мной книга «Рокировка» с провалом Николая Второго в 2017 год.

— Вы бы хотели работать с литературным агентом? Если да, кто бы это был? На Ваш взгляд, литературные агенты могут помочь начинающему писателю или это лишняя трата времени и сил?

— Очень хочется выйти большим тиражом и очень хочется иметь литературного агента. Но в России это маловероятно сегодня, темы у меня довольно острые. Так что первая толстая книга, скорее всего, появится где-то в Прибалтике — так мне говорит интуиция.

— Самое лучшее место для творчества?

— Дома на диване. С планшетом в руках. Хочется соврать что-нибудь красивое, например, что я пишу в ванне, как Агата Кристи или стоя, как Хемингуэй, но ничего в голову не приходит.

— Литературные планы на ближайшее время?

— Доделать роман «Метаморфозы» и написать сиквел к повестям про журналистов и Николая Второго. Есть и безумная идея, скорее, экспортная — сочинить вторую часть недописанного романа «Признания авантюриста Феликса Круля» Томаса Манна.

В первую очередь, потому что самому интересно узнать, чем там дело закончилось.

БесединБеседин Сергей Владимирович — современный русский писатель, родился 26 марта 1971 года в г. Новосибирске. Пишет с одиннадцати лет. Окончил Новосибирский электротехнический институт и аспирантуру института связи, но по специальности почти не работал, сразу же занявшись журналистикой.

Прошел все ступени в СМИ — менеджер по рекламе, обозреватель, начальник отдела, главный редактор, владелец своего издательского дома.

Автор трёх книг — «Охотники за пармезаном», «Рокировка», «Срочно в номер».

Любимые жанры — фельетон, памфлет, ироническая новелла, альтернативная история. Печатался в США и Франции. Входит в топ–20 блоггеров российского Фейсбука по читаемости постов.

Интервью: Александра Багречевская
Фото из личного архива Сергея Беседина

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

1 Comment on "Сергей Беседин: «Сейчас не получается отсидеться в башне из слоновой кости»"

  1. Отличное интервью! С удовольствием читал.

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.