Ирина Витковская: «Для писательства нужно одиночество»

Витковская

Автор рассказов и коротких повестей Ирина Витковская делится с читателями Охтинского пресс-центра рассуждениями о любви к провинции, душевных воспоминаниях и ответственности писателя.

Витковская— Как Вы стали писателем?

— Это очень смешно, но начинающим писателем я стала почти в пенсионном возрасте. В пятьдесят два года вдруг начала переносить на бумагу то, что лежало в копилке всю жизнь. Оказалось, что все мои чувства, эмоции, воспоминания прекрасно конвертируются в слова, слова складываются в истории. А истории живут и нравятся читателю. Это не красивая туманная фраза — «писателем надо родиться».

Я всю жизнь прожила в компании сюжетов, живущих в голове, смешных диалогов, складывающихся так и сяк, смешных говорящих фамилий, кличек… Вот сейчас они выползают на свет божий. На шестом десятке.

— Говорят, что творчество формируется в человеке с раннего детства. Какой была Ваша семья?

— Вот в это верю свято. Именно с раннего детства. Я была тощим синим цыплёнком, ростом меньше всех в классе. Добавьте очки-велосипед — и мой портрет в младшей школе готов. Читала везде и всегда — на парте, под партой, в кровати, под одеялом, в туалете. Каждую свободную секунду в одиночестве искала глазами печатный текст — любой, даже если это инструкция к стиральной машине. Но, сами понимаете, в силу тотальной несвободы школьника, всё-таки бывали такие моменты, когда печатный текст был недоступен. Например, объясняют новый материал и сверлят взглядом, или утром с мамой по дороге в школу, или родители ночью нашли под одеялом и отобрали фонарик. Тогда мятущийся мозг, задыхающийся от недостатка информации, начинал выдавать своё — дивно закрученные истории, где главной героиней была я, конечно. Среди одноклассников, ребят со двора. Я там разруливала экстремальные ситуации, спасала всех в страшных катастрофах. Там в меня влюблялись. Самые красивые, умные и безбашенные. А я устало позволяла себя любить, что ж с этим сделаешь? Сюжетов был миллион: подставляй нужных действующих лиц — и вперёд…

Состав моей семьи абсолютно типичный для того времени, когда я родилась. Отец — инженер, мама — учительница.

Главный человек в жизни, который меня готовил к писательству, — мой дед, Иван Григорьевич Витковский, разносторонне одарённая личность. Художник, изобретатель, писатель. В конце семидесятых в журнале «Наука и религия» была опубликована его художественно-документальная повесть «Потерянная молодость». Вторая — «Крест и топор» показалась издателям слишком страшной, хотя основана на реальных событиях. Дед дал мне очень много: в семилетнем возрасте, например, объяснил теорию стихосложения. Открыл малолетке-шестикласснице мир великих русских писателей Бунина и Куприна. За это ему отдельное спасибо. Читал страницы из своей книги, да много чего ещё… Умер, когда мне было семнадцать лет. Слишком рано. Ему я посвятила свою первую книгу.

— Для какой аудитории Ваши книги?

— Возрастная категория — 30+, я думаю. В моей прозе много ностальгического, из советского детства, юности. Людям нравится вспоминать и принимать душой тепло воспоминаний. Ну, и это в основном женщины. Женщины вообще — читающая публика.

— Приходят ли отклики от читателей? Что пишут чаще всего?

— Приходят, конечно. Пишут хорошее, и я понимаю, что попала в общую для всех тему — светлую, трогающую сердце, или наоборот, в болевую точку. Часто мои сюжеты — побудительный мотив для собственных историй: «А вот в нашем дворе было так…», например. И это удивительные воспоминания, не хуже моих. Читать очень интересно.

— Вы часто путешествуете? Помогают ли путешествия писать книги или писать лучше в покое и собравшись с мыслями?

В путешествиях писать, конечно, невозможно. Для писательства нужно одиночество. Но путешествия, безусловно, — та питательная среда, которая помогает творчеству. Да, я путешествую иногда, в том числе и по Европе. Интересуюсь больше не памятниками искусства и архитектуры, а людьми, бытом, жизнью как таковой. Мои книги — в том числе и об этом… Обожаю провинцию — французскую, чешскую, итальянскую, бывала там. А мечтаю объездить все городки и районные центры той области, где я родилась, российскую провинцию. Хотела бы туда попасть уже будущим летом.

— Что Вам кажется самым важным в работе писателя? Вы чувствуете ответственность перед читателем?

— Самое важное — чтобы тебя услышали. Услышали — значит, ты есть как писатель. И наоборот. А потом — да, если умеешь говорить так, чтобы тебя слышали, думай, что будешь нести людям. Вот это вопрос ответственности. Да, я её чувствую, и должен чувствовать каждый. Потому что голос дан многим, но разное произносят.

— Расскажите, над чем вы сейчас работаете?

— У меня только что вышла книга — сборник повестей и рассказов «Три книги про любовь». Вообще, моя творческая стихия — рассказ или короткая повесть. Сейчас я стараюсь выйти за рамки привычного и написать роман. Самой интересно, что из этого получится. О чём? Как и всегда — о любви. Ко всему, что нас окружает…

ВитковскаяИрина Витковская (Ирина Валерьевна Левина) родилась в 1959 году в Тамбове. В 1975 году окончила среднюю школу. В 1981 году окончила ТФ МГИК в Тамбове.

До 2003 года жила и работала в Свердловской области, затем переехала в Москву.

В ноябре 2016 года в издательстве «Время» вышла первая книга «Один рыжий, один зелёный». В декабрьском номере журнала «Новый свет» (Канада) опубликована повесть «Всё о Мишель».

7 января 2017 года повесть «Всё о Мишель» получила Международную литературную премию им. Хемингуэя (Торонто, Канада). 14 марта 2017 года книга «Один рыжий, один зелёный» удостоена Международной премии «Писатель 21-го века» в номинации «Проза».

В сентябре 2017 г. в издательстве «Время» вышла книга «Три книги про любовь».

Рассказы и повести Ирины Витковской публиковались в журналах «Этажи», «Лиtеrrатура», «Новый свет».

Интервью: Александра Багречевская
Фото из личного архива Ирины Витковской

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Ирина Витковская: «Для писательства нужно одиночество»"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*