Александр Снегирёв: «Смесь радости и грусти — лучшее сочетание для текста»

Снегирёв

Александр Снегирёв рассказывает читателям ОПЦ об ответственности писателя, детских надеждах и бабушках с панковским началом.

— Ваше восхождение в мире русской литературы началось в 2005 году. Ваша проза отмечена рядом престижных литературных премий. Расскажите о самых первых пробах пера. В каком возрасте Вы начали писать, сочинять, выстраивать сюжетные линии?

— Я начал писать в двадцать лет, когда понял, что просто не могу не зафиксировать собственные наблюдения за работой избирательного участка в моём районе. Это было очень живописно.

Моя любовь к писательству происходит одновременно из двух эмоций: «жаль, что пропадёт» и «хочется поделиться». С одной стороны я пишу, потому что испытываю гнёт ответственности за красоту, которую вижу, чувствую, что обязан зафиксировать её на бумаге. С другой — мною владеет желание делиться этой красотой. Вот формула происхождения моей личной литературы.

— Насколько семья и близкие друзья влияют на становление личности? Ваша семья была творческой?

— Обе мои бабушки любили и умели красиво одеться, причём одна из них могла ещё и зашить коричневый плащ ярко-зелёными нитками, проявляла таким образом своё творческое, нонконформистское, панковское начало.

Мой отец по профессии инженер, но всегда любил голых женщин с картин Ренуара, а маме нравился голос Михаила Шуфутинского. Так что можно сказать, что я вырос в творческой семье.

— Вы можете вспомнить забавный или грустный случай из юности, который впоследствии стал или может стать сюжетом для Вашей прозы.

— Смесь радости и грусти — лучшее сочетание для текста. Я только и делаю, что пишу о подобном. Вся моя жизнь — один сплошной такой случай. Например, однажды летом на даче, когда мне было десять лет, я увидел, что в соседском доме начинается пожар. Я позвал отца и мы вместе, пока соседа не было рядом, потушили огонь. Помню, я тайно надеялся, что об этом станет известно, меня наградят медалью и посвятят моему подвигу статью в «Пионерской правде».

Надо ли говорить, что этого не случилось?

Обида и разочарование за такую несправедливость преследуют меня по сей день.

— Ваши романы очень популярны в России. Планируется ли выход книг в других странах мира? Какие переводы уже есть?

— Не стоит преувеличивать популярность моих книг ни в России, ни за границей.

Однако переводов становится всё больше. «Нефтяная Венера» переведена на английский и французский, «Вера» — на французский, арабский, болгарский и другие языки.

Рассказы переведены на финский, шведский, немецкий, итальянский. Каждый раз удивляюсь тому, что люди по всей планете понимают, о чём я пишу. Литература — это диалог. И переводы лишь убеждают в том, что диалог этот не имеет границ.

— Расскажите, какое направление в современной русской литературе Вы отмечаете как наиболее положительно влияющее на молодёжь? Может быть, назовёте писателей — символов современного поколения?

— Вот я и дожил до момента, когда меня спрашивают о молодёжи. А ведь недавно сам был этой самой молодёжью. На мой взгляд, положительно на человека влияют те книги, которые заставляют чувствовать чужую боль, тыкают носом в то, чего ты сторонился, открывают тебе тебя же.

Я могу назвать имена тех, чьи книги сам читаю с удовольствием. Алиса Ганиева, Анна Козлова, Роман Сенчин, Андрей Аствацатуров, Михаил Елизаров, Евгений Алёхин, Кирилл Рябов. Влюбился в дебютную пьесу Дмитрия Данилова, люблю стихотворные пьесы Андрея Родионова и Катерины Троепольской, стихи Всеволода Емелина, совсем недетские детские стихи Анастасии Орловой.

Совершенно ясно, что о свежем, рождённом в миллениум поколении мы знаем очень мало, но скоро узнаем многое. Запасёмся терпением, лучше меня ответит время и ждать придётся недолго.

— Мы ждём Ваши новые книги. Поделитесь планами на ближайшее будущее?

Я постоянно работаю, потому что чувствую ответственность за идеи, которые меня посещают. Чувствую, что не имею права не реализовывать их.

Это и награда, и кара.

Иногда даже радуешься, что голова пуста. Что будет, увидите. Но обещаю одно: равнодушными вы не останетесь.

СнегирёвАлександр Снегирёв (настоящее имя Алексей Владимирович Кондрашев, родился 6 января 1980 года, Москва, СССР) — современный русский писатель.

Окончил Российский университет дружбы народов по специальности «Политология». Получил диплом магистра политологии с отличием. Зарабатывал разрисовыванием шёлковых платков, продавал китайские пуховики на Черёмушкинском рынке, работал гувернёром, официантом, строителем, наблюдателем на выборах.

Лауреат премий: «Дебют» (2005), «Венец» (2007), «Эврика» (2008), «Звёздный билет» (2014), «Русский Букер» (2015). Финалист премии «Национальный бестселлер» (2009, 2015).

Лучший российский прозаик по версии «НГ Exlibris» (2010, 2013).

Роман «Как мы бомбили Америку» (2007, 2015)
Роман «Нефтяная Венера» (2008, 2016)
Роман «Тщеславие» (2010)
Сборник рассказов «Чувство вины» (2013)
Роман «Вера» (2015)
Сборник рассказов «Как же её звали?» (2015)
Сборник рассказов «Я намерен хорошо провести этот вечер» (2016)
Сборник рассказов «Бил и целовал» (2016)

Проза Снегирева переведена на английский, французский, сербский, болгарский, арабский, македонский, немецкий, шведский, китайский и финский языки.

Текст: Александра Багречевская
Фото из личного архива Александра Снегирёва

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Александр Снегирёв: «Смесь радости и грусти — лучшее сочетание для текста»"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*