Борис Минаев: «Литература — мой способ жить и получать удовольствие от жизни»

Минаев

Журналист и писатель Борис Минаев рассказывает о персонажах своих книг, перспективах их экранизации или постановки и планах описать восьмидесятые годы прошлого века. 

Минаев— Ваш жизненный опыт весьма богат. Планируете ли написать большой автобиографический роман?

— Про мой жизненный опыт — я бы так не сформулировал, сам про себя. Скорее, это опыт моего поколения — 90-е годы, например, и реакция на них. Кое-какие черты моей биографии отражены в романе «Психолог». Там герой — психолог Лёва Левин, этот мальчик из «Детства Лёвы», который вырос и дожил до начала 2000-х годов. Это был такой эксперимент — сделать из героя детской книги совсем взрослого человека. Буду ли возвращаться к современному герою и пытаться описать, например, 91-й, 93-й год, или митинги 2012–14 гг.? Не знаю, не уверен. Сейчас совсем другие планы. Пишу про восьмидесятые годы. Там не совсем автобиография, вернее, совсем не… Пытаюсь поймать то время в определённый фокус.

— Как Вам удаётся создавать таких не похожих друг на друга персонажей и так чётко описывать их характеры, оставляя ощущение, что читатель лично с ними знаком?

— Не задумывался над этим. Если речь о «Мягкой ткани», в которой две книги — «Батист» и «Сукно», — я этих людей не придумывал детально, а скорее очень хорошо представлял себе: не внешне, а внутренне, по их интонации и по какой-то душевной организации. Эти люди — доктор Весленский, Даня Каневский, их женщины — стали для меня чем-то вроде семьи. В семье такое дело — ты можешь не формулировать своё отношение к людям, можешь даже затрудняться в описании их характеров, если тебя, например, спросят об этом, но ты их настолько чувствуешь и знаешь нутром, что тебе не нужно задумываться. Они слишком близкие, чтобы задумываться.

— Ваши исторические романы «Батист» и «Сукно», вышедшие в издательстве «Время», полюбились российским читателям. Есть планы перевода книг на другие языки? Хотели бы Вы экранизации своих романов? Кого видите режиссёром?

— Да, я очень хотел бы увидеть один из своих романов на сцене театра, например, потому что очень люблю театр. Но проза и драматургия — уж очень разные вещи. Это сложно. Что же касается кино, я свою историческую, скажем так, прозу (хотя она не историческая, это уж я так, для простоты), про начало ХХ века — очень хорошо представляю в советском классическом кино, на котором я воспитан. Но того кино больше нет. Не то, чтобы я о нём очень горевал, но та эстетика, та режиссура, та актёрская школа — в прошлом. А если говорить об экранизации, то мой роман я себе представляю именно так. Перевод для меня — вещь недостижимая пока. Не вижу пока ни агента, ни издателя, который мог бы заинтересоваться этим романом.

— Можете ли Вы выделить современных писателей, чьи работы близки Вам по духу?

— Среди писателей у меня друзья есть, конечно. Во-первых, многие детские писатели — мои добрые друзья, с которыми я постоянно встречаюсь. У нас есть клуб в московской городской детской библиотеке имени Гайдара, где мы читаем друг другу новые вещи, просто обсуждаем новости. Мне всегда их приятно видеть, и то поколение детской литературы — это моя волна, я её очень люблю: Москвина, Драгунская, Собакин, Бородицкая, Седов, Яковлев, Махотин, Яснов, Нечипоренко, покойный Кургузов и многие другие. Это мой класс, мои однокорытники, как в девятнадцатом веке говорили. Они добрые, они ироничные, они глубокие, они замечательные все. Это я вам только несколько имён назвал, их гораздо больше.

Со взрослыми всё сложнее. Там больше ревности, зависти, я вообще хуже знаю этот мир. Есть мой друг Дмитрий Быков. Есть мой друг Игорь Свинаренко. Но я с ними дружу не потому, что они писатели. А потому что мне с ними почему-то весело и хорошо всегда. С некоторыми друзьями-писателями я расстался после событий в Украине. Нас поссорила политика. Но мы не ссорились, а просто перестали общаться.

Есть мой друг писатель Александр Фурман, который вообще стоит особняком. Я о нём не раз писал и готов прочитать целую лекцию, но не сейчас. Фурман, конечно, отдельный от меня человек, но всё-таки это важная часть меня — не знаю, понятна ли вам будет такая формулировка. Работы Фурмана, пожалуй, близки мне по духу, и вряд ли я кого-то смогу назвать из современников, где степень близости была бы сопоставимой.

— Какие качества в людях Вы считаете особенно ценными?

— Это словами не сформулируешь. Я разные качества ценю. Но самовлюблённость и практицизм в отношениях я не люблю.

— Чем для Вас является литература: призванием, работой, хобби?

— Ни тем, ни другим, ни третьим. Этой мой способ жить и получать удовольствие от жизни. Когда я пишу, я себе нравлюсь, я с самим собой в ладах. Во многих других случаях — нет.

— Как вы относитесь к литературным семинарам и мастер-классам? Насколько это помогает современным писателям?

— В советское время были семинары молодых писателей. Они сыграли очень большую роль, кстати, в перестроечной литературе (например, семинар Ковальджи). Я ходил на «детский семинар», который вёл Яков Аким. Довольно близкими к нашему семинару людьми были Юрий Коваль, Эдуард Успенский, Сергей Иванов (он его просто вёл вместе с Акимом) и некоторые другие. Это был довольно важный для меня опыт. Как получить этот опыт на коммерческой основе, то есть, когда ты платишь деньги, и тебя, соответственно, нельзя ни выгнать, ни жёстко покритиковать, обидеть до слёз — я себе плохо представляю вообще-то. Тут есть тонкий момент, который мне непонятен.

— Над чем Вы сейчас работаете?

— Я уже сказал, что пишу книгу о восьмидесятых, которая, возможно, получится в этом году и будет условно называться «Девушки 80-х». Не крадите, добрые люди, пожалуйста, у меня это название. Но это не совсем о девушках и не совсем о любви. Это просто попытка описать мой мир. Ещё одна.

Борис Дорианович Минаев — российский писатель и журналист. Главный редактор сетевого журнала «Медведь».

Родился 24 мая 1959 года в Москве.

После окончания факультета журналистики работал в газете «Комсомольская правда», журнале «Вожатый», журнале «Огонек», журналах Story, «Город женщин» и «Медведь».

Сотрудничает с проектом «Сноб», «Новой газетой», «Независимой газетой» и другими российскими изданиями.

Лауреат премии «Заветная мечта» (за лучшую книгу для детей, 2006 год). Лауреат премии «Человек года» журнала GQ (писатель года, 2016 год). Финалист Букеровской премии, премии «Ясная поляна» (2016 год).

Автор книг: «Детство Лёвы», «Гений дзюдо», «Чужие ребята», «Мужской день», «Психолог, или Ошибка доктора Левина», биографии Б.Н. Ельцина в серии «ЖЗЛ», романа «Мягкая ткань».

Женат, отец двоих сыновей. Ведет блог на фейсбуке.

Интервью: Александра Багречевская
Фото из личного архива Бориса Минаева

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

1 Comment on "Борис Минаев: «Литература — мой способ жить и получать удовольствие от жизни»"

  1. Владимир Поляков | 24.10.2017 at 19:55 | Ответить

    С интересом прочёл интервью А. Багричевской. Согласен с Борисом Минаевым, что литература — «способ жить и получать удовольствие». К Вам, Борис, обращаюсь я, второй призёр, малой пре-мии (старший по возрасту) «Заветная мечта». Не возьмётесь ли за труд — отнести мой труд, ро-ман «Сын Ленина» в издательство Эксмо? Или другое хлебное изд-во. Прибыль разделим по-брат-ски. Мне никак не удаётся добраться до Москвы — я давно пенсионер, 2 разряда, инсульт, и мне не под силу всё это. Никак не удаётся сделать сие при помощи компьютера. Кажется, у нас с Вами общие взгляды на, хотя бы, 60 годы. Если это сложно Вам сделать, то ничего не попишешь.
    Извините.

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*