Олег Жданов: «Популяризация детского чтения в России убога и полна шаблонов»

Жданов

Московский писатель, журналист и режиссёр Олег Жданов делится с читателями Охтинского пресс-центра собственным взглядом на детскую литературу, электронные книги и критерий полезности в работе писателя. 

Жданов— Расскажите, пожалуйста, о своих книгах?

— На данный момент в книжных магазинах можно повстречать восемь моих книг. Серия «Уютные легенды» — это карманные путеводители для двух-, трёхчасовых прогулок по Москве, лёгкие не только по весу, но и по подаче исторического материала. Человек плохо запоминает даты, эпохи и историю в формате социальных и иных потрясений. История, рассказанная через легенды о людях и зданиях, значительно приятнее душе неискушённого читателя. В этой серии можно почитать мои книги по Замоскворечью, Солянке, Никитским улицам и Петровке. Отдавая дань моде, я написал специальный путеводитель для велосипедистов — сейчас этот вид передвижения по городу очень популярен. Моя книга посвящена велопрогулке по Бульварному кольцу.

Очень надеюсь, что серия «Москва двухколёсная» станет популярной у москвичей. Кроме этого кое-где в магазинах есть моя книга «Возвращение к языку. Наглый самоучитель журналиста, райтера и писателя». Это практический курс создания непримитивных текстов.

Также есть на полках моя книга «Открыто для общения» — это история перемен в сознании москвичей во второй половине 90-х через призму развития кофеен.

В мае состоялся мой дебют в детской non-fiction литературе. Я выпустил книжку для детей 9–12 лет, посвящённую Московскому Кремлю, — «Я покажу вам Кремль!». Это история замка, крепости с рассказом о высоте башен, ширине и протяжённости стен, подземных ходах, звёздах, дворцах. Мне очень хочется, чтобы каждый маленький москвич мог ответить на вопрос: «Сколько башен у Кремля?»

— Насколько качественно в России ведётся литературная работа с детьми? Что бы Вы изменили, добавили, предложили, чтобы сделать книги более привлекательными для маленьких читателей?

— Работа по популяризации детского чтения в России сегодня убога и полна устаревших шаблонов. Идеальной была бы схема: новые дети — новые технологии, новый язык. А у нас почему-то считается, что надо возрождать традицию — то, что уже умерло и, возможно, естественным путём. Традиции не нужно возрождать, традиции нужно развивать — в этом принципиальная разница. Не умаляя талантов Маршака, Чуковского, Барто — разве не стоит задуматься, что детям XXI века нужны новые стихи в дошкольном возрасте и уж тем более, не умаляя Драгунского, Носова, Крапивина, — новые повести и рассказы о школьных годах? Человечество создало очень много хороших книг, но это не значит, что нужно перечитать всё, что досталось от предыдущих поколений, чтобы стать образованным. Родители боятся изучать новинки детской литературы и покупают по списку, составленному 30 лет назад, разбавленному разве что остроумной пошлостью Григория Остера, а издатели «делают под себя лужи», боясь издавать молодых авторов, ибо их могут не купить.

Ещё одно серьёзное отставание от мировых тенденций в области детской литературы — это непризнание присутствия в мире ребёнка всего спектра вполне взрослых эмоций: страха, тревоги, одиночества, непонимания. Большая часть детских книг описывает мир детей как бесконечно забавный и солнечный. Это не так. Современные дети мыслят куда более реалистично и рационально. Это не означает, что мы должны перестать писать и рассказывать им сказки, но стоит отказаться от придурковатой весёлости. Больше всего на свете дети хотят казаться взрослыми и стать взрослыми. Стоит начать отвечать их запросам, что не мешает создавать качественную детскую литературу, как, например, в скандинавских странах.

— Считается, что наши потомки полностью откажутся от бумажного формата книги, перейдут к электронному. Согласитесь? Останутся ли приверженцы традиционного обращения с книгой, когда её перелистывают и вдыхают запах типографской краски?

— Бумажные книги не уйдут, и это довольно очевидно. Ридеры очень удобны в дороге, но не так часто мы перемещаемся, как говорим об этом. Во всём читающем мире электронные книги потеснили бумажные на 20–30 % от общего объёма и остановились. Причина даже не в тактильности и своеобразном запахе бумажных книг. Человек подвержен страстному желанию владения, собственности и власти. Скачанный файл этой палитры эмоций не даёт, а книга как материальный объект удовлетворяет страсть к обладанию в полной мере. Что касается научно-популярной литературы и non-fiction, то человеку, как правило, лень путешествовать по десяткам сайтов, чтобы собрать картинку по какому-нибудь научному вопросу воедино. Книга такую возможность даёт.

— Что интересно Вашим юным читателям? Какие удивительные истории случались на презентациях Ваших книг?

— Моим читателям интересен мир вокруг них, но современные поколения детей совершенно по-иному мыслят: то, что является развлечением — интересно безусловно, а вот необходимость знаний им нужно доказывать. Зачем география? Зачем история? Зачем литература? Дурацкий, но всесильный догмат прошлых лет: «Нужно учиться, чтобы стать образованным» — абсолютно устарел и «не работает». Это вызов для современных детских писателей. Детская образовательная литература не может быть назидательной, не может быть монотонной, но и не может считать своего читателя существом, которому нужно всё разжевать до кашицы. Дети готовы «глотать» взрослые куски, но заверните их так, чтобы это было интересно. Чтобы рассказать детям, насколько велика территория Московского Кремля, я измерил её в футбольных полях. Кремль — большая крепость? Да, 47 футбольных полей! Приоритет книг и знаний для современных детей не безусловен. На одном выступлении в библиотеке после автограф-сессии один юноша лет двенадцати, сжимая в кулачке купюру, которую ему мама дала, чтобы купить мою книгу, подошёл ко мне и тихо спросил: «Можно я сникерс куплю?». Это означает, что в нём, в конкретном мальчике, я не смог стать приоритетом перед шоколадкой, не смог убедить в необходимости моей книги. Бой проигран, но выводы я сделал.

— Каким был Ваш путь в большую литературу? С чего всё началось?

— Что такое большая литература? Если речь о романах, огромных тиражах, литературных премиях и переводах на множество языков, то меня в большой литературе пока нет, а может быть и не будет. Если большая литература — это признание читателя, повторные издания и хорошие продажи книг, то значит я уже здесь. Если честно, не уверен, что сегодня у России есть большая современная литература. В постидеологическом обществе на поверхность сначала всплыли детективы, потом женские романы, потом книги с псевдо-биографиями успеха, а потом бесконечные печальные книги о потерянном: культуре, наследии, самоидентификации, любви. Но «свобода творчества» чаще всего означает: писать и не думать о читателе, просто «выливать» своё.

Вторая тенденция — «учить» читателя с позиций интеллектуального или культурного снобизма, вещать о приоритетах. Один из недавних лауреатов крупной литературной премии за полгода до её получения в курилке редакции сказал мне: «Я хочу говорить то, что хочу и за хорошие деньги». Тоже путь, имеет право. Мой путь к выходу книг с тиражами выше 3000 и 5000 экземпляров состоял в том, что я столкнулся с проблемой плохой письменной речи у студентов журфака и написал самоучитель по развитию этого навыка.

Потом мне стало стыдно, что завсегдатаи самой европейской (особенно летом) улицы Москвы — Пятницкой не знают о её удивительной истории, и я написал путеводитель по ней. Потом были ещё путеводители для пеших и велопрогулок, детская книга «Я покажу тебе Кремль!», задача которой в том, чтобы маленькие жители Москвы хоть что-то знали о главной крепости города, кроме того, что там работает президент. Недавно закончил книгу об основах архитектурной грамотности. Мои книги функциональны. Я хочу быть нужным в совершенно конкретной ситуации, а не выплёскивать свои размышления о бытии и сознании. Даже если я буду писать романы в жанре fiction — это будет социальный роман о том, что важно сегодня и завтра.

— Чем Вы порадуете читателей в недалёком будущем?

— Продолжаю работу над путеводителями по улицам Москвы в серии «Уютные легенды». Также выйдет ещё не менее пяти велоэкскурсий в серии «Москва двухколёсная». Активно пишу книги в жанре детского non-fiction о Москве, Санкт-Петербурге, архитектуре, истории и профессии журналиста. Также работаю над книгой по «следам Владимира Гиляровского» о современной Москве XXI века и пишу социальный роман о ксенофобии. Времени ужасно не хватает, но пока государство берёт с книгоиздателей и книготорговцев такие же налоги, что и с продуктового ритейла и нефти, высоких гонораров у писателей этой страны не будет. А значит — нужно очень много работать, чтобы не отвлекаться на другие виды деятельности.

ЖдановОлег Олегович Жданов — писатель, публицист, режиссёр. Родился и вырос в Москве. С детства мечтал стать историком, окончил историческую спецшколу и Историко-архивный институт.

В журналистику пришёл в начале 1990-х годов в качестве корреспондента отдела «Общество» «Независимой газеты». Много писал о социальных проблемах, истории и архитектуре Москвы.

В 1995 году работал пресс-секретарём программы «Дорожный патруль» на канале ТВ-6. Был сценаристом и автором программ на каналах РТР (Россия 1), ТВЦ. Автор многочисленных программ о горнолыжном спорте в рамках проекта «Диагноз — горы».

Более семи лет читает лекции на факультетах рекламы и журналистики московских колледжей и институтов, выступает с открытыми семинарами по творческой реализации. Профессор кафедры практической журналистики и редакционно-издательского дела ИГУМО и ИТ в Москве.

Выступает с моноспектаклями в московских клубах, пишет прозу и стихи.

Интервью: Александра Багречевская
Фото из личного архива Олега Жданова

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "Олег Жданов: «Популяризация детского чтения в России убога и полна шаблонов»"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*