От мужчины про мужчин и для мужчин

Вампилова

В четверг, 26 мая, на сцене театра «Особняк» был сыгран спектакль «Утиная охота», поставленный по пьесе Александра Вампилова талантливым режиссёром Сергеем Исаевым.

Утиная охотаСпектакль у Исаева получился в лучшем смысле слова мужским. Там нет игры мускулами или шуток ниже пояса — спектакль мужской, потому что рациональный. Погружаясь в разворачивающееся действие, зритель не тонет с головой в вязком киселе непознаваемой иррациональной субстанции — он остаётся строго по эту сторону рассудка и не лишается возможности анализировать.

Утиная охотаНеудивительно, что категорическая, жёсткая и последовательная рациональность отпугивает от постановки ту часть зрителей, что привыкла благоговейно созерцать «смутное пятно неизвестно чего». Не показательно, но очень характерно: в антракте автору довелось стать невольным свидетелем телефонного разговора между несколькими заядлыми театралками слегка за пятьдесят. Одна из них, сидевшая в зала театра «Особняк», гневно сказала другой, сидевшей в её гаджете: «Хочу отсюда свалить!» Что именно ей не понравилось во вполне канонической постановке? Претензии вряд ли удалось бы сформулировать на лету, поскольку они имеют экзистенциальную природу.

Пьеса написана тридцатилетним Вампиловым в 1967 году про своих ровесников. Попадание в возраст — не в поколение, а именно в возраст — сыграло решающую роль в той степени доверия, с которой читатели и зрители относятся к первоисточнику. Вот и тридцативосьмилетний Исаев два года назад в последний момент схватил за хвост ускользающую комету под названием «попадание в возраст», смог оседлать её ядро и сделать спектакль, которому веришь.

Утиная охотаПодбор артистов заслуживает всяческих похвал за исключением, пожалуй, Марии Плаксиной, исполняющей роль юной возлюбленной Зилова Ирины. Нет, Мария замечательно играет, но вот ухватиться за хвост кометы ей удаётся не всегда. Играющая Валерию Ирина Гершт прекрасна сама по себе, но описанию Валерии, данному автором, не соответствует просто категорически. Вообще не такая должна быть Валерия у Вампилова.

Сергей Исаев совсем чуть-чуть похулиганил со сценографией, внеся в атмосферу конца 60-х реалии начала 90-х годов прошлого века. Взор подростка из девяностых не может не усладить симулятор компьютерной игры, написанной для операционной системы DOS при помощи 16 самостоятельных цветов и восьмибитной музыки. Зилов — переросший мальчик, инфантил. Поэтому он избегает любой ответственности, поэтому спокойно врёт всем вокруг и не понимает, сколько боли приносит всем, кому доводится с ним общаться, — в первую очередь, женщинам. Жена Галина пытается подгрузить его ответственностью за себя и будущего ребёнка, но где-то неподалёку маячит бывшая любовница, а скоро появится и будущая. Поэтому в перерывах между действиями Зилов берёт в руки джойстик от игровой приставки и играет, манипулирует собой на экране, бежит вдоль типовых «панелек» по улице, перепрыгивает через ямы, садится в автобус. Не говорите, что в 1967 году не было ни Dendy, ни PlayStation — Зилов в свои неполные тридцать просто обязан играть. Победа нужна для хоть какого-то самоутверждения. Охота, кстати, тоже.

Утиная охотаЗрителям, привыкшим к Зилову — Олегу Далю из фильма 1979 года, будет сильно не хватать на сцене ружья. Как известно, в пьесе Зилов не кончает с собой, а спокойно едет на охоту, отбросив от себя и предав всех близких людей. У Исаева финал сделан открытым.

Было бы честнее, чтобы главный герой застрелился. Надо будет предложить режиссёру, чтобы в следующей версии спектакля Зилов заходил бы в социальные сети и в группе «Разбудите меня в 4:20» читал бы предназначенные лично ему инструкции по уходу из жизни. Мальчик заигрался и забыл стать мужчиной.

Текст и фото: Евгений Веснин

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ

Прокомментируйте первым "От мужчины про мужчин и для мужчин"

Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*